Поиск по сайту
Подписка на рассылку

На перепутье

                                                                                    Леонид Карицкий

 

 

                            Россия на перепутье. Онтология добра и зла

                                (о четырёх законах общественного развития)

 

«На наших глазах создаётся Последняя История. Начало третьего тысячелетия есть начало новой эпохи. Рушатся мировые империи, переоцениваются ценности. Гибнет старое устройство мира, рождается новое. История вновь ставит ребром вопросы, на которые, казалось, раз и навсегда найдены ответы. Что есть добро? Что есть зло? Где варварство? Где цивилизация? От верности ответов зависит жизнь каждого человека. Хуже будет тем, за кого ответят другие». Такими словами начинается первая глава первой книги из трёхтомника под названием «Проект Россия» [1]. Безымянные авторы призывают подумать над ответами на поставленные вопросы, а сами они уже свои собственные ответы приготовили, если судить по некоторым  намёкам, изложенным на страницах 261–262 первой книги. Чем особенно примечателен «Проект Россия»? – Тем, что в нём представлена достаточно полная картина проявления зла, потоки которого обрушились на нашу страну. Авторы утверждают, что окончательное погружение России в пучину зла означает не что иное, как её гибель, и с таким утверждением  в общем-то нельзя не согласиться. Спасение страны, по мнению авторов,  состоит в том, чтобы направить её историческое развитие не по пути Западной цивилизации, несущей явное зло, а по иному пути. Но каков этот путь? Подумаем об этом и мы.

Чтобы выбраться из омута разложения, в который погружена страна,   надо хорошо представлять, откуда исходит такая напасть, в чём заключаются глубинные истоки зла. Нам нужна не только феноменология (картина проявления злых умыслов), но и онтология противостояния двух противоположных полюсов, на одном из которых находится добро, на другом – зло. Судя по ряду высказываний, авторы «Проекта России» видят выход из тупиковой ситуации в том, чтобы обратиться за помощью именно  к тем мировым силам, которые распоряжаются оружиемсоциального разложения. Нам же русским людям, людям с чистой совестью, кажется сомнительным полагать, что спасение России состоит в организации власти в ней по типу канувшего в лету иудео-хазарского каганата, аналог которого теперь часто называют Пятой империей. Русская цивилизация, проделав тысячелетний путь развития, не исчезла с лица Земли, несмотря на все беды, только потому, что ориентировалась в своём развитии, в конечном счёте, на православный принцип абсолютного различия между добром и злом, истиной и ложью, красотой и безобразием.

Но сегодня нам недостаточно формально помнить об этом принципе. Нам следует глубже проникнуть в сущность нравственного зла, чтобы искоренить его в нашей жизни. Что решение такой задачи в принципе возможно, доказал в своих философских исследованиях немецкий мыслитель Мартин Хайдеггер (1889–1976)[1]. Он охватил весь процесс формирования человеческого рода, рода homo sapiens, понятием  исторического человечества и показал, что этот процесс можно понять лишь в рамках бытийного мышления, при котором выявляется  диалоговая коммуникация человека с Бытием. Мы обычно не замечаем этого диалога, доказывал Хайдеггер, потому, что внешнее заслоняет внутреннее. Внешнее – это коммуникативный аспект человеческой речи, постоянно используемой в общении между людьми. А внутреннее есть дар Бытия, дар, состоящий из той же речи вместе со способностью мыслить вербальным способом. (Заметим, что вербальный способ мышления и есть не что иное, как внутренняя речь).

Человек, обогащённый таким даром, вторгается в природу и преобразует её своей деятельностью. Возникает то, что называют второй природой, культурой. И создаётся ложная видимость, будто в процессе предметно-материальной деятельности, и только в ней, у человека возникает мыслительная способность, отличающая его от других животных. Хайдеггер данное заблуждение объясняет тем обстоятельством, что в людском мировоззрении укоренилась привычка отождествлять два принципиально разных понятия – понятие сущего и понятие бытия. В процессе предметно-материальной деятельности люди имеют дело с сущим. К сущему относится всё то, что наблюдается (или принципиально наблюдаемо) как существующее, всё  то, что и охватывается понятием существования. Но сущее, согласно философской установке Хайдеггера, отличается от бытия. Сущее даётся человеку в качестве расчисляемого, расчленяемого, исчислимого. Здесь работает точное мышление. А есть ещё способ строгого мышления, которое автор называет мышлением бытийным. « Мышление, – пишет он, – чьи мысли не только не настроены на счёт, но вообще определяются Другим, чем сущее, пусть будет названо бытийным мышлением. Вместо того чтобы считаться с сущим в расчёте на него, оно растрачивает себя в бытии на истину бытия» [2; 39–40].

Истиной же бытия выступает время. Хайдеггер назвал такую истину не-потаённым, что по-гречески передаётся термином алетейя. Что раскрывается в этой истине? Ответ на данный вопрос звучит так: во времени раскрывается истина, касающаяся социально-исторической жизни людей, недоступная всем ранее известным методам познания. Конечно, заметим мы     от себя, Хайдеггер не является единственным человеком, который смог расслышать сказ бытия, наделяющего людей речью и умом. Но его заслуга состоит в том, что он впервые смог описать данный феномен так, чтобы другие  поняли, о чём идёт речь, освоили язык бытийного мышления. До Хайдеггера выполнить такую задачу, кажется, не смог никто.

Четыре закона общественного развития приоткрылись во временном просвете хайдеггеровского бытия. Каждый из этих законов сам по себе предстаёт в качестве закономерности, полученной путём эмпирического обобщения. Закономерность возводится в ранг закона в определённой целостной системе. (О том, как такая система получается, будет сказано ниже).

Первый  закон есть закон поляризации нравственного зла. Второй – закон распределения нравственного зла. Третий – закон биосферно-исторического возмездия. И, наконец, четвёртый – закон исторического предупреждения. Все четыре закона сводятся в единую систему на основе православного истолкования различия между злом и добром. 

Один из первых шагов на пути выявления природы нравственного зла в новейшей истории в России был сделан уже в первые годы после революции 1917 года. Так евразиец П. Сувчинский отмечал в своей статье «К преодолению революции»: «Опыт зла, который выпал на долю России и который является её previlegium odiosum, в существе своём, конечно, есть опыт религиозного порядка» [3; 51]. Честно указал на религиозные истоки творящихся в России  античеловеческих преступлений кн. Н.Д. Жевахов [4; 398]. Отметим, что религиозная природа зла, проявившаяся во время революции и в годы гражданской войны, была ясна далеко не всем. Но многие из тех, что были непосредственно свидетелями случившегося и понимали суть происходящего, не осмеливались называть истинные причины зла. Поэтому в ходу были такие чисто феноменологические термины, как «красный террор», «большевистские злодеяния» и т.п.

Теперь благодаря философско-мировоззренческим изысканиям Хайдеггера имеется возможность вскрыть онтологические основания зла. Эти основания заключаются в абсолютизации некоего сущего в отрыве от Бытия, в ложном возведении этого сущего в ранг  высшей духовной ценности. Что представляет собой это сущее? В социальном плане – это племя, называющее себя «богоизбранным» народом. «Богоизбранный» народ присваивает себе право быть представителем единого бога-отца. При этом описанный Хайдеггером духовный план Божественного бытия, вознесённого над всеми видами сущего, полностью  исключается из рассмотрения. А кто был первым, кто познакомил людей с планом Божественного бытия? То был Сын человеческий, Иисус Христос, которого за сделанное Им открытие распяли на кресте. Понятно, что Иисус Христос в своих проповедях не мог пользоваться специализированным философским языком, который присущ сочинениям Мартина Хайдеггера. Он вынужден был использовать понятный, привычный  для простого народа язык. И поэтому представителям «богоизбранного» народа Он говорил так: «Если бы Бог был вашим Отцом, то вы бы возлюбили Меня, ибо Я явился от Бога и вот теперь Я здесь. Я пришёл не по собственной воле, это Он послал Меня. Почему же вы не понимаете, что Я говорю? Потому только, что не  можете принять Моё учение. Вы произошли от отца вашего, дьявола, и хотите лишь исполнять его желания. Он был убийцей с самого начала, и никогда не склонялся на сторону истины» (Инн, 8: 42–44).

Как конкретно выглядят «его желания»? Их можно проследить по многим текстам Ветхого Завета, но достаточно полное представление о них складывается уже при чтении  Пятикнижия Моисея. Вот как выглядят установки на налаживание отношений «богоизбранного народа» с другими народами. «И истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, даёт тебе; да не пощадит их глаз твой; и не служи богам их: ибо это есть сеть для тебя» (Исх. 7: 16). Ещё конкретнее в отношении того или иного отдельно взятого народа: «И когда Господь, Бог твой, предаст его в руки твои, порази в нём весь мужеский пол остриём меча.

Только жён и детей и скот и всё, чтό в городе, всю добычу его возьми себе, и пользуйся добычею врагов твоих, которых предал тебе Господь, Бог твой» (Исх. 20: 13–14). Вообще любые преступления относительно других людей, племён и народов оправдываются согласно установке: «Ибо ты народ святый у Господа, Бога твоего; тебя избрал Господь, Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле» (Исх. 7: 6).

Иисус Христос именовал такого «Господь-Бога» дьяволом. В онтологическом плане его явление объясняется, как уже было сказано выше, подменой Бытия произвольно выбранным сущим. Прямое подтверждение данного вывода содержится в следующем пункте «Исхода»: «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий (Иегова). И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам» (Исх. 3: 14).

Всё, что стоит за этим сущим, и представляет собой мировое зло. Добро же есть то, что относится к Божественному плану Бытия. Таково в общих чертах содержание онтологии добра и зла – онтологии, раскрываемой на основании хайдеггеровского философского учения о сущем и бытии. Данный мировоззренческий прорыв позволяет понять ряд парадоксальных, на первый взгляд, социальных и социально-религиозных явлений, о которых свидетельствовал, в частности, священник Павел Флоренский. Находясь в тюрьме, он в 1933 году направил советскому правительству письмо «Предполагаемое государственное устройство в будущем». В разделе «Религиозные организации» он писал: «Православная церковь в своём современном [виде] существовать не может и неминуемо разложится <…>. Когда религиозными началами забивали головы – в семинариях воспитывались наиболее активные безбожники» [5; 102]. Что конкретно имел в виду о. Павел Флоренский? А то, что преподавание в семинариях так называемого закона божия с ветхозаветной моралью доводило многих учащихся до полного озверения, делало их циниками, лицемерами, бунтовщиками. Если  кто усомнится в этом факте, пусть прочитает хотя бы «Очерки бурсы» (1862–1863) Н.Г. Помяловского. А бывшему семинаристу Иосифу Джугашвили (Сталину) пришлось пройти суровую школу опыта революционной борьбы рядом с приспешниками нравственного зла,  чтобы отрешиться от религиозного дурмана и подойти вплотную к почитанию истинного Православия.

Сказанного на первых порах достаточно, чтобы перейти непосредственно к изложению четырёх законов общественного бытия и общественного развития. Напомним снова, что представленные здесь законы суть не кабинетные измышления, а эмпирические обобщения в том смысле, который имел в виду В.И. Вернадский, когда формулировал законы функционирования Земной биосферы. Но поскольку эти эмпирические обобщения делаются на основании выше изложенной философско-мировоззренческой установки, они обретают статус законов.

Закон поляризации нравственного зла утверждает, что внедряемые в социальный мир людей злые умыслы были бы непреодолимы, если бы зло не раздваивалось так, что одна его часть начинает выступать против другой, в результате чего происходит их взаимное ослабление или даже взаимоистребление. Данный закон впервые в явной форме сформулировал Анатолий Знаменский в статье «Всё не так, ребята (Сакральный взгляд на эпоху, или Откровение от Иосифа у чистилища)» [6]. (Впервые статья была опубликована в газете «Казачьи вести», № 164, 1998). В ней приводится следующий сказ апостола Петра: «Напомним себе: есть и такой закон <…>. Когда добро отступит от человека или вообще от людей, то зло вступает в схватку со злом же  и ослабляет его… Это хорошенько надо помнить всяким злыдням. Иначе сами себя высекут…» [6; 176].

Отметим, что речь идёт не о мелких, бытовых проявлениях зла, а о зле мировом с его установкой на установление мирового господства. Механизм поляризации зла объясняется следующими обстоятельствами. В отношении  единой цели – установления мирового господства – среди нечистых духом царит полное единогласие.  В отношении же  выбора методов достижения цели возникает соперничество. Проявляются разногласия по установлению сроков и издержек (издержки тоже исчисляются). Крутые по срокам члены синклита подвергаются критике со стороны ещё более крутых и нетерпеливых. Так возникают две-три партии, совместно творящих беззаконие и то же время  враждующих  между собой.

Всё это чётко просматривается на примере как раз российской действительности, где в смертельной схватке схлестнулись в XX  столетии три партии. (Все три партии буржуазные, поэтому прилагательное «буржуазный» мы в дальнейшем будем опускать для краткости выражений). Первая партия – либерально-демократическая. Плод её деяний – февральская революция 1917 года. Более крутая – марксистско-коммунистическая партия. Радикальными апологетами ускоренных планов на установление мирового господства (под вывеской пролетариата) с её стороны были Ленин и Троцкий. Третья партия – гитлеровский национал-социализм, или, как его не совсем точно именуют, германский фашизм. Тот факт, что гитлеровский национал-социализм сродни либерально-демократической партии, признавали сами Западные политики и среди них вознесённые на такой уровень компетентности, как, скажем,  английский премьер-министр Уинстон Черчилль. В речи, произнесённой в декабре 1959 года в палате лордов английского парламента по случаю 80-летия со дня рождения Сталина, Черчилль, говоря о Сталине, вместе с тем признал: «Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих врагов, заставляя нас, которых называл империалистами, воевать против империалистов» (выделено мной.– Л.К.) Империалисты с либерально-демократической окраской – против империалистов с национал-социалистической окраской! – точнее не скажешь.

Подобного рода признание делают и безымянные авторы книги «Проект Россия», сторонники возрождения в России  иудео-хазарского каганата. «Европейское сообщество, – пишут они, – осудило Гитлера не за то, что он делал, а за то, что он говорил. Европейцы веками эксплуатировали индусов и негров, но называли это просветительской миссией и освобождением угнетённых. Гитлер хотел заняться тем же самым, и если бы обставил своё желание красивыми  словами, его причислили бы к великим завоевателям и просветителям. Но он обозначил свои намерения открытым текстом, и «просвещённые» его осудили» [1; 161].

Другой впечатляющий пример. О том, что за никонианскими церковными реформами в России XII века стояли силы мирового зла, поведал бесстрашный протопоп Аввакум (1621–1682) [7]. Жертвами этих реформ, которые проводили совместно царь Алексей Михайлович и патриарх Никон, стали сотни тысяч русских людей (точные статистические данные до сих пор не обнародованы, но приблизительное число жертв известно). Кончилось дело тем, что царь и патриарх (ересиарх) восстали друг против друга, патриарх был низложен, а народ православный вздохнул свободней.

«Революция пожирает своих детей» – такой афоризм придумали либерал-демократы, чтобы объяснить поляризацию троцкистско-ленинской гвардии на троцкистов и сторонников Сталина. Кажется, они неспособны увидеть в частном проявление общей социальной закономерности, которую мы теперь вправе назвать законом поляризации нравственного зла.

Закон распределения нравственного зла тоже представляет собой результат эмпирического обобщения фактов и сам по себе выступает в виде  определённой  социальной закономерности. В очерке «Нравственные законы в судьбах народов» А.С. Хомяков заметил особенность отношения между обидчиком  и обиженным, победителем (завоевателем) и побеждённым. «По чудному закону нравственного мира, – отмечал он, – обидчик более ненавидит обиженного, чем обиженный своего притеснителя. Обе стороны подвергаются нравственной порче; но семя зла сильнее развивается в самом сеятеле, чем в почве, невольно подвергнувшейся его вредному влиянию. Таков устав вечной правды» [8; 117].  

Хомяков перечисляет такой ряд исторических фактов, которые подтверждают сделанный им вывод. Так он говорит:

«Я знаю, что много писано и рассказано об ужасах, сопровождавших возмущение народов против власти чужой; но я вызываю всякого беспристрастного судью, всякого читателя, у которого понятия не спутаны ложною системою, пусть они скажут, равнялись ли когда-нибудь преступления племени, освобождающего себя, с злодействами племени завоёвывающего. Сицилийские вечерни, Сант-Домингский бунт невольников, восстание Сербии или Греции против турок, Швеции против власти датской, Ирландии против англо-нормандского ига, России против монголов могут ли сколько-нибудь сравниться с горами человеческих голов, насыпанных перед престолом Тимуров и Чингисов, с грудами вырванных глаз, с опьянением злости турецкой при Магомете II  и всех первых Оттоманов, с неистовством рыцарей в землях прусских и летских, с преданием детей на съедение псам крестоносцами в южных славянских землях, с резнею индейцев в Мексике и Перу, с варварством норманнов в Англии и англо-нормандцев в Ирландии? Я скажу более: не только первые утеснители, но и потомки их в дальнейшем колене носят это клеймо первоначальной злобы. Так, Польша и Литва ненавидели Россию, когда Россия ещё была перед ними чиста и неповинна (смотрите все сказания о времени Самозванцев); так, англичанин враждебнее к ирландцу, чем  ирландец к англичанину; так, славянин протягивает руку германцу, а германец рад бы опять на него замахнуться мечом – да поздно: старый плебей Европы вырос не под мочь соседу» [8; 117].   

Народ порабощенный, говорит далее автор, впитывает в себя много злых начал: душа падает под тяжестью оков, связывающих тело, и не может уже развивать мысли истинно человеческой. Но господство – ещё худший наставник, чем рабство, и глубокий разврат победителей мстит за несчастие побеждённых [8; 117]. (Справедливости ради отметим, что имеется в данном законе по меньшей мера одно исключение. Русский народ никогда не мстил побеждённым, а побеждать ему тех, кто нападал на русские земли, приходилось не раз).

Хомяков писал эти строки 150 лет тому назад, а производят они такое впечатление, как будто он видит своими глазами всё то, что творится в сегодняшней России. Добавим от себя, что закон распределения нравственного зла есть один из самых жестоких социальных законов. Но самое страшное, самое отвратительное заключается в том, что он находит нравственное оправдание в религиозной догматике, навязанной нам поработителями, служит для тёмных сил руководством к действию. А ведь эта – Ветхозаветная догматика – была отвергнута русским народом с самого начала, т.е. с того времени, когда на Руси принималась православно-христианская вера. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать Слово о законе и благодати митрополита Илариона, довольно  хорошо теперь у нас известное. Русичи не склонились к вере в дьявола, они подкрепили свою веру в того Бога, сыном которого является Иисус Христос, провозгласивший абсолютную грань между божественным и дьявольским. Ибо сказано Им: «Никто не может служить двум господам, ибо будет он ненавидеть одного господина и любить другого. Или будет он предан одному господину и предавать другого. Не можете вы быть слугою и Богу и мамоне одновременно» (Мф. 6: 24).

Закон распределения нравственного зла не оставляет места для оправдания морали наших доморощённых Смердяковых, для которых «уж лучше жить под французом», чем заниматься благоустройством своей жизни, используя  собственные национальные ресурсы.

Перейдём к закону биосферно-исторического возмездия. Мы соотносим его с именем В.И. Вернадского. Вернадский впервые преодолел тот социологический предрассудок, который Н.В. Устрялов назвал абстрактным суеверием. Ведь раньше все те, кто претендовал на открытие законов социальной действительности, игнорировали очевидный факт, согласно которому всякий социальный организм, всё человечество является частью Земной биосферы, и потому законы развития общества не могут быть адекватно постигнуты при отвлечении от того целого – Земной биосферы, – в котором общество существует.

Вот знаменательная дата открытия закона. 6-го октября 1941 г. (понедельник) В.И. Вернадский записал в своём дневнике: «Резкое падение уверенности в успешный конец войны. У меня этого нет – я считаю положение Германии безнадёжным. А с другой стороны, для меня ноосфера – не фикция, не создание веры, а эмпирическое обобщение» [11; 242]. (Ноосферой Вернадский называл Земную биосферу, чтобы подчеркнуть, что она взаимодействует не только с материальной деятельностью людей, но и с человеческим разумом).  Эти слова записаны в то самое время, когда немцы на подступах к Москве могли рассматривать в подзорную трубу кремлёвские стены. Однако гитлеровская Германия в конце концов пала, хотя для победы над ней понадобилось напряжение всех сил нашей страны на протяжении почти четырёх лет. Всё это хорошо известно, стоит, однако, напомнить о конкретном проявлении биосферной реакции. Сорокоградусные морозы поздней осени и зимы 1941–1942 гг. приводили к тому, что многие гитлеровские вояки мгновенно замерзали в снегах Подмосковья, как только снимали штаны для отправления естественных надобностей.

Грозные проявления биосферной реакции наблюдаются и в наши дни на территории США, Англии да и всей Западной Европы. Нет сомнения, что основные центры мирового зла обречены, потому что все их злодеяния не совместимы с законами бытия и развития Земной биосферы. Стоит напомнить здесь об одном прекрасном афоризме Гегеля, специально выписанном в своё время в качестве эпиграфа к своим произведениям А.В. Сухово-Кобылиным: «<…> кто разумно смотрит на природу, на того и природа смотрит разумно; то и другое взаимно обусловливают друг друга» [12; 12]. Буржуазной цивилизации далеко до понимания такой взаимной связи природы и человека.   

Закон исторического упреждения есть особый закон, выработанный в недрах русской цивилизации. Суть его раскрывается в смысловом значении глагола упредить. Упредить, по Далю, значит опередить, предупредить, предуведомить. Предуведомить может тот, кто способен заглянуть в будущее и с позиции будущего дать соответствующую оценку настоящему. Следовательно, закон этот тесно связан с представлением о даре предсказания будущего.

Поясним, как можно истолковать такой дар на простом, наглядном примере. Представим себе линию земного горизонта, т.е. линию, где по видимости небо сходится с землёй, то место, где по выражению П.А. Флоренского, «мужики на небо зипуны вешают». Перешагнуть линию горизонта никому не удаётся, так как  по мере приближения к ней она удаляется от преследователя. Можно, конечно, догадываться, что за линией горизонта что-то есть, но это «что-то» раскрывается только в процессе бесконечной поступательной (потенциальной) осуществимости – шаг за шагом  при неограниченном числе шагов. Эту модель земного горизонта, как известно, использовал И.Кант, для введения понятия «вещи в себе», недоступной опытному познанию. Но чаще всего её употребляют, явно или неявно, для введения представления об историческом горизонте, линией которого отделяется будущее от настоящего. Тут подразумевается такой тезис: если вы хотите узнать содержание будущего, то вы должны подождать, пока ваше настоящее «теперь» не достигнет фиксированного  момента на  временной шкале, соединяющей прошлое с настоящим и будущим.

И вот выясняется, что линию исторического горизонта можно перешагнуть. Такая способность дарована совершенной личности. Совершенной личностью П.А.Флоренский называл такую личность, духовный рост которой со дня рождения определяется переходом от одной экспоненциальной функции роста к другой. Каждая экспоненциальная функция есть функция времени. И переход от одной функции к другой тоже совершается во времени. Получается удивительный результат, понять который нетрудно при наличии простейших навыков математического мышления. Есть такая математическая теорема, согласно которой, располагая бесконечной последовательностью членов натурального ряда чисел, мы всё же не имеем возможности пересчитать все экспоненциальные функции. Понадобится выход за пределы натурального ряда чисел, за те пределы, где обитают числа трансфинитные. Применительно к понятию совершенной личности, это означает, что она переступает линию исторического горизонта и умственным взором обозревает будущее.

В России наиболее выдающимися тайновидцами, пророками, были монах Авель (в миру Василий Васильев) (1757–1831) и А.С. Пушкин. Пророчества Авеля теперь хорошо известны (см., например, об этом в книге [11]). Пророческий дар Пушкина до сих пор не оценён по достоинству, не раскрыт смысл его предсказаний. Самое удивительное состоит в том, что даже Ф.М. Достоевский в своей знаменитой пушкинской речи ограничился следующими словами: «Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унёс с собою в гроб некоторую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем». О конкретных пророческих предсказаниях Пушкина Фёдор Михайлович не сказал ни слова. А они содержатся в его сказах, поданных в виде сказок. Прочитайте сказку Пушкина о Золотом петушке и вы узнаете о будущем царя Дадона, погубившим своё царство из-за  любви к Шамаханской девице, прообразом которой выступает  ветхозаветная Эсфирь. Сказка написана в 1834 году, а в декабре того же года у Пушкина состоялся разговор с великим князем Михаилом Павловичем. Стоит здесь воспроизвести этот разговор в виду содержащихся в нём  недвусмысленных предсказаний. «Великий князь, – записал Александр Сергеевич в дневнике, – был очень любезен и откровенен. Вы истинный член своей семьи, – сказал я ему: все Романовы революционеры и уравнители. – Спасибо (ответил князь): так ты меня жалуешь в якобинцы! Благодарю, вот репутация, которой мне недоставало».

Якобинцы и Шамаханская девица – не одного ли поля ягода?

А вот отрывок разговора Авеля с императором Павлом I.

«О судьбе же Державы Российской (сказал Авель) было в молитве откровение мне о трёх лютых игах: татарском, польском и грядущим ещё жидовском…

Что? Святая Русь под игом жидовским? Не быть сему вовеки! – гневно нахмурился Император Павел Петрович. – Пустое болтаешь черноризец…

– А где татары, Ваше Императорское Величество? Где поляки? И с игом жидовским то же будет. О том не печалься, Батющка-Царь, христоубийцы понесут своё…».

О чём должен был в первую очередь печалиться Павел I, так это о своём потомстве, судьбу которого предсказал вещий Авель на более чем столетний срок, вплоть до трагической гибели царя Николая II и его семьи.

На всём Доме Романовых лежала печать проклятия, знаменующая недоброе начальное условие его воцарения. Первый Романов, митрополит Филарет, отец Михаила Фёдоровича был прислужником Тушинского вора, Лжедмитрия II, иудея, от которого он не мог не заразиться верой «богоизбранного народа». Далее пошло-поехало: церковный раскол, глумление над православной верой Петра I и т.д.

 Отметим, между прочим, что закон исторического упреждения не имеет никакого отношения к восточно-мистической концепции кармы. Согласно этой концепции за каждым человеком и его предками вроде бы тянется лента с записью всех их поступков, хороших и дурных, и по этой ленте просчитывается судьба каждого человека. Тут опять мы встречаемся с тем же исчисляемым сущим, что  находит своё отражение в иудейской каббалистике. Порочность этой концепции состоит в том, что она далека от понимания следующего обстоятельства: жизнь человеческая детерминируется не только со стороны прошлого, но и со стороны будущего. На то ведь и открывается человеку божественный план бытия, чтобы понять данную истину. Когда мы повторяем вслед за Хайдеггером, что время есть истина бытия,  мы отдаём себе отчёт в том, что имеется воздействие времени на человека с двух сторон: со стороны прошлого и со стороны будущего. Эта черта мировоззрения, присущая славяно-русской цивилизации, опять-таки отразилась в русском языке, хотя на данный факт далеко не всегда обращают должное внимание. Так в «Слове о полку Игореве» мы находим следующее обращение автора Слова к Бояну прежних времён: «О Бояне, соловiю старого времени! абы ты сia полкы ущекотал, скача славiю по мыслену древу, летая умом подъ облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища в тропу Трояню чрезъ поля на горы?» (О Боян, соловей старого времени! Если бы ты полки эти воспел, скача, соловей, по мысленному древу, взлетая умом под облака, свивая славы с обеих сторон сего времени, переносясь по тропе Трои через поля на горы!). Прочтение «по тропе Трои» принадлежит П.П. Вяземскому (сыну Петра Андреевича). Мы же даём точный перевод выражения «оба полы сего времени». (Обапол – значит «с двух сторон», словом  «обаполки»  в белорусском языке называются противоположные обрезки бревна, идущего на стройку или на распил досок). Певец Боян (имеется в виду Гомер), в понимании автора Слова,  умел видеть прошлое и будущее. В данном случае  речь идёт о будущем жителей поверженной Трои, преодолевших горы и оказавшихся на Дону и в Приазовье (у Лукоморья).  

  С очень давних времён было известно, что существует особый вид знания, которое называли сокровенным, или, по терминологии Хайдеггера, потаённым. Так, Св. Григорий Нисский писал: «Сокровенно же то, что само в себе, будучи мысленным и не имеющим вида, избегает чувственного понимания» [9; 213]. Мы не имеем чувственного понимания о той стороне действительности, которая лежит в будущем. Но в плане открытого Хайдеггером сочетания бытия и времени будущее раскрывается в качестве не-потаённого. Если взять закон исторического возмездия, то он обретает смысл как предсказание того, что должно произойти в грядущем. При этом в нём чётко очерчивается начальное условие. Оно определяется отпадением той или иной ветви генеалогического дерева человека от бытия к особого рода сущему – к сущему «богоизбранного народа». В отличие от естественнонаучных законов, в которых предсказание соответствующих явлений даётся на основании причинно-следственных связей, в законах исторического развития учитываются связи генеалогические вместе с фактором целестремительности, т.е. установкой на достижение тех или иных целей [10; 23].

Сегодня мы всё ещё можем сказать: Россия стоит на перепутье. Перед ней две дороги. Одна ведёт к окончательной гибели вместе с «цивилизованным человечеством», другая – к духовному преображению и спасению и спасению от экологической катастрофы и себя и других народов. Залог спасения – в полном отрешении от тех норм жизни, которые навязаны нам «богоизбранным народом». Надо постоянно иметь в виду закон распределения нравственного зла: творящие зло победители не остановятся до тех пор, пока не изведут православный русский народ до последнего человека.

 

                                     Литература

1.     Проект Россия. М.: ЭКСМО, 2007.

2.     Хайдеггер, Мартин. Время и бытие. М.: Республика, 1993.

3.     Сувчинский П. К преодолению революции // Европейский альманах: история, традиция, культура. М.: Наука, 1993.

4.     Князь Н.Д. Жевахов. Воспоминания, том 2, М., 1993.

5.     Флоренский П.А. Предполагаемое государственное устройство в будущем // Литературная учёба. Книга третья, май-июнь 1991г.

6.     И в засуху бессмертники цветут … К 80-летию писателя Анатолия Знаменского (Воспоминания). Краснодар, 2003.

7.     Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения. М.: Academia, 1934.

8.     Хомяков А.С. Соч. в двух томах, т.1: Работы по историософии. М.:

     «Медиум», 1994.

9.     Св. Григорий Нисский. Творения, ч. 4. М., 1862.

10.  Священник Павел Флоренский. Соч. в 4 томах, том 3 (2). М.: Мысль, 1999.

11.  Владимир Вернадский: жизнеописание, избранные труды, воспоминания современников, суждения потомков. М.: Современник, 1993.

12.  Гегель. Соч., т.8. М.-Л., 1935.


[1] Хайдеггер родом из немецких швабов, швабы – потомки славянского племени свевов.