Поиск по сайту
Подписка на рассылку

Прометей и прометеизм в истории русской цивилизации

     

14.01.2017

Прометей и прометеизм в истории русской цивилизации

                                                                                                      
      Первый вопрос, который наверняка возникнет сразу же у слушателя или читателя моего сообщения, будет вопрос о том, в каком взаимоотношении используются здесь слова Прометей, прометеизм, цивилизация, какова связь между ними. Связь эта будет раскрыта по ходу сообщения, а для начала я коснусь содержания среднего термина. О том, кто такой Прометей и почему он вошёл в историю и в мифологию, положено знать хотя бы по тому, что излагается на страницах школьных учебников.   Прометеизм же представляет собой героическое мировоззрение, созданное нашим соотечественником Петром Степановичем Боранецким (1900−после 1965 г.) во славу нашего же предка Прозорливца−Прометея. Боранецкий, начиная примерно с 1930 г., жил эмигрантом в Париже. Там зарабатывал деньги на жизнь и на издание своих книг и статей тем, что чистил и устанавливал витражи на верхних этажах высотных зданий. Согласно одной из легенд заниматься этим непосильным, для обычного человека, трудом помогала ему способность преодолевать земное тяготение (см. на сайте www.titanage.ru).
      Теперь к вопросу о русской, или славяно-русской, цивилизации. Для её определения   мне понадобится  проделать сравнительный анализ разных типов цивилизации, установить, сколько  всего их насчитывается. Понятно, что подсчёт предполагает наличие основания, по которому проводится классификация. Было предложено много разных оснований, когда предпринимались попытки классифицировать этносы, нации, цивилизации. Тут почва и кровь (гены), язык, религия,  разные природные условия, такие, как, скажем, ландшафт, климат и т.п. Очень важное открытие сделал итальянский социолог Луиджи Кавалли Сфорца (1922 г.р.), который установил, что существует определённая корреляция между языком и генотипом этноса. И всё же … общезначимый ответ на поставленный вопрос до сих пор не получен.
      Мы принимаем тезис Самюэля Хантингтона, согласно которому цивилизация есть наивысшая культурная общность  людей, представляющая собой самый широкий уровень культурной идентификации, помимо всего того, что отличает человека от других биологических видов (Самюэль Хантигтон. Столкновение цивилизаций. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. С. 51). Отправляясь от данного тезиса, можно показать, что имеется объективное основание для классификации земных цивилизаций, и в этой классификации насчитывается три, и только три, цивилизационные единицы. Таким основанием служит тот стиль  поведения и взаимоотношения людей, которым характеризуется с их стороны степень  понимания, постижения времени. Время отрывает людей от земли и возносит на Небо или если не возносит, то показывает туда путь. Действительно, когда человек апеллирует к Небу как к Богу, он останавливается перед вопросом,  находится ли Бог  вне времени (в состоянии вечности) или порождается временем. В прометеизме Боранецкого временная стихия и Бог не отделяются друг от друга: если Бог и повелевает (историческим) временем, то это потому, что сам Он − сын временной стихии.
      Физик или математик (вообще представитель естествознания), рискнувший заглянуть в область гуманитарных наук, в область художественного творчества, часто оказывается способным превратить метафорические прозрения художника в строгие научные или научно-философские истины. Это мы видим на примере творчества таких наших отечественных мыслителей, как, скажем, Н. И. Лобачевский, В. И Вернадский, П. А. Флоренский и ряд других. Вот и тут за метафорой Неба и Бога я вначале усматриваю   духовный мир идеальных сущностей, подобный идеальному миру идей, или эйдосов, Платона. А затем эксплицирую его в геометрических образах, кои позволяют открыть дорогу в царство временной стихии,  
Меня с давних пор интересовал вопрос, почему древние греки были столь заинтересованы в изучении конических сечений. Ведь они стали известны древним математикам ещё до того, как Евклид систематизировал геометрические знания в своём трактате. Так, скажем, уже  Менехм (ок. 340 до н.э.) открыл, что эллипс, гипербола и парабола являются сечениями конусов. (Наиболее полным сочинением, посвящённым этим кривым, были «Конические сечения» Аполлония Пергского (ок. 200 до н.э.). Оказывается, интерес к ним был обусловлен именно тем, что они косвенно описывали математическими методами интересовавшие их трёхмерные геометрические фигуры − однополостный и двухполостный конусы. Почему? − Да потому, что точка перегиба двухполостного конуса символизировала для древних греков и некоторых других народов  место перехода от земного мира к миру небесному. Отсюда известная легенда о построении Вавилонской башни, усилия, направленные на строительство пирамид  у разных, отдалённых друг от друга народов (скажем, древние египтяне и  тольтеки и ацтеки в Америке). .
Достигнуть цели, с какой строилась Вавилонская башня, не удалось (башня рухнула), зато опыт изучения конических сечений привёл впоследствии к выявлению (воссозданию) трёх видов геометрии: эллиптической (геометрия Римана), параболической (геометрия Евклида) и гиперболической (Воображаемая геометрия Лобачевского). (Сами по себе конические сечения получаются в рамках взаимоотношений конуса и секущей плоскости. Парабола: секущая плоскость параллельна одной из касательных плоскостей конуса; эллипс: секущая плоскость пересекает все образующие конуса в точках одной его полости; наконец, гипербола: секущая плоскость пересекает обе полости конуса). И опять же, не столько важно само по себе открытие трёх видов геометрии, сколько скрытое в них (до какого-то момента) трёхстороннее представление о времени.
      Открыто оно было в те дни и годы, когда была создана не-евклидова (Воображаемая) геометрия Лобачевского. Представленные в ней геодезические линии − аналоги прямых в геометрии Евклида − были идентифицированы как линии движения. А вместе с движением в структуру геометрии вошло  время, причём имеется в виду не только структура гиперболической геометрии, но и структуры геометрии эллиптической и параболической. Ведь они оказались вмонтированными в структуру  гиперболической геометрии как её частные  или предельные виды.
Эллиптической геометрии соответствует круговое, циклическое время. Параболической геометрии соответствует осевое (линейно направленное) время.  А вот гиперболическая геометрия открывает глубинную сущность времени, проявляющуюся в том, что прошлое имеет потенцию перекликаться, коррелировать с будущим. Есть основания называть такое время фундаментальным временем.
      Открытие не-евклидовой геометрии вместе с фундаментальным временем до сих пор вызывает оторопь у большинства представителей научного сообщества. Если обратиться, в частности, к представителям философской мысли, то следует отметить, что очень немногие из них смогли постигнуть суть времени во всей его глубине и полноте. Среди зарубежных философов нам известен лишь один − немецкий мыслитель Мартин Хайдеггер (1889−1956), разработавший фундаментальную онтологию бытия и времени. А в начале XIX столетия, в те годы, когда была открыта не-евклидова геометрия, даже некоторые из тех учёных, кои, помимо Лобачевского, были причастны к данному открытию, боялись в нём признаться.  
Вот как А.П. Норден описывает поведение К.Ф. Гаусса (1777−1855) после того, как его посетила та же геометрическая идея, что и Н.И. Лобачевского. «Гаусс  приближался к этому решению уже в конце XVIII века, но прошло 25 лет, прежде он оставил надежду на возможность доказательства постулата Евклида. Однако до конца жизни Гаусс не опубликовал своих идей и даже запрещал своим ближайшим друзьям, которым он писал о них, распространять это известие. Да и в этих письмах Гаусс первый раз высказался определённо только после того, как Гёрлинг переслал ему в 1819 году заметку Швейкарта, содержащую предположение неевклидовой геометрии, которую последний называл астральной.  Судя по тому же письму Гёрлинга,  Швейкарт сам ещё не был уверен в своём открытии, и, может быть, поэтому впоследствии ничего не писал и не публиковал по этому вопросу» (цит. по: А.П. Норден. Геометрические идеи Лобачевского // Н.И. Лобачевский. Три сочинения по геометрии. М.: Гостехиздат, 1956. С.13). (Ф.К. Швейкарт (1780−857) − немецкий правовед и математик).
      Ещё одним независимым первооткрывателем новой геометрической дисциплины мысли был венгерский математик Янош Больаи (1802−1860). Интересно, в данном контексте, будет познакомиться с содержанием письма, направленного ему его отцом Фаркашем Больаи, когда тот узнал про желание сына разобраться с постулатом Евклида о параллельных прямых.  Письмо взывало: «Молю тебя, не делай только ты попыток одолеть теорию параллельных линий. Я не встретил ни одной идеи, которую бы я не разрабатывал. Я прошёл весь беспросветный мрак этой ночи, и всякий свет, всякую радость жизни я в ней погасил… Этот беспросветный мрак может потопить тысячи ньютоновских башен. Он никогда не рассеется и никогда несчастный род человеческий не будет владеть чем-либо совершенным даже в геометрии. Это большая и вечная рана в моей душе» (цит. по: А.П. Норден. С.12). (Гаусса, по его позднейшему признанию, удерживал от публикации полученных им собственных достижений в области не-евклидовой геометрии страх перед «криками беотийцев»).
     На фоне Западного замешательства перед наступлением новой эпохи в развитии точной математической мысли истинная оценка открытия Лобачевского прозвучала в России со стороны Д.И. Менделеева. Он сказал: «Геометрические знания составили основу всей точной науки, а самобытность геометрии Лобачевского − зарю самостоятельного развития наук в России. Посев научный взойдёт для жатвы народной…». Слова «самобытность геометрии Лобачевского» в контексте наших изысканий становятся символом самостоятельности Славяно-русской цивилизации. Так что в том порядке, в каком здесь распределены три вида геометрии, мы находим три типа цивилизации − Восточную, Западную, Славяно-русскую.  
Восток − это Китай, Индия, Япония, Корея с лимитрофами. Запад − наследник греко-римской культуры. Россия − наследница доэллинской культуры пеласгов, т.е. культуры той совокупности племён, в которую входили трояне, пофлагоны (поблагоны), фригийцы (бригийцы, бреги), этруски и другие пеласгийские племена. (Первые сведения на сей счёт можно почерпнуть из книги: А.Д. Чертков. О языке пеласговъ, населивших Италию и сравнение его с древлеславянскимъ. М: Университ. типография, 1855).
Базовая характеристика цивилизации соотносится, таким образом, с её бытием во временной стихии, язык же является её необходимым, но недостаточным признаком. К примеру, греки и латины относятся к одной и той же цивилизации, хотя языки у них разные. С другой стороны, индийцы, согласно критерию нашей классификации, относятся к восточному типу цивилизации, несмотря на то, что язык их принадлежит к семье языков индоевропейских. В данном моменте не следует  забывать о том, что в основе индийской культуры лежит культура дравидов, именуемая Хараппской культурой. Вообще каждая названная нами цивилизация вбирает с себя, на том или ином этапе своего развития, различающиеся между собой культуры, но, при всём их различии, объединяемые единым признаком временной стихии.
      Славяно-русскую цивилизацию на протяжении долгих столетий пытались сбить с её собственного пути развития и подвести под власть осевого времени. Делалось это вначале  путём  внедрения в сознание наших предков Ветхозаветной мифологии, с её некоторой вариацией, сводящейся к представлению о том, что  время движет нас к судному дню,  предсказанному в Апокалипсисе Иоанна. Затем «судный день» превратили в коммунизм, который был представлен в нехитром песенном творчестве: «наш паровоз вперёд летит, в коммуне остановка…». Именно такой метаморфоз претерпела Ветхозаветная мифология в рамках марксистско-ленинской идеологии. Но российская революция 1917 года и последовавшая за ней гражданская война пробудили, при всех ужасах «окаянных дней», прометеистическое миросозерцание.
Прометеизмом, в точном смысле этого слова, мы теперь называем полноту человеческого бытия, обусловленную полнотой ощущения времени, глубиной его постижения. Глубина постижения времени в представлении русских прометеистов и антропокосмистов означает: создать науку управления временем с целью повышения уровня социального и природного благоденствия.  (С такой задачей в своё время обращался к революционному правительству (письмо Троцкому) В.Н. Муравьёв (1885−1932), за что попал в концентрационный лагерь, где и умер (см.: В.Н. Муравьёв. Овладение временем. М.: РОССПЭН, 1998. С. 83)).  
      Прометей (по-русски: Прозорливец) − легендарно-мифологическая и, вместе с тем, историческая личность. В античной мифологии он сын титана Иафета (Япета) наряду со своим братом Эпиметеем. Согласно Геродоту Прометей жил в Малой Азии, его женой была Азия, по имени которой и названа родина Прометея, а затем вся восточная половина Евро-Азиатского континента (Геродот IV, 45). Огонь, который, согласно легенде, похитил Прометей у олимпийских богов и принёс его в дар земным людям, является огнём необычным. Он того же рода, что и огонь, который каждый год возжигается у православных христиан в пасхальную ночь в Кувуклии, расположенной в Храме Гроба Господня в Иерусалиме. Стало быть, речь тут идёт не о процессе горения, обусловленного реакцией окисления кислородом горючего материала. Прометеевский огонь появляется в результате концентрации тепловой энергии, рассеянной в атмосфере или в водной среде.
      К сожалению, до сих пор мало кому удалось  вникнуть в сущность Прометеева огня. Смогу привести лишь одно суждение на сей счёт, не совсем точное, но хотя бы утверждающее наличие разницы между двумя типами огня. Приводится оно в статье, посвящённой религии античных греков и помещённой в двухтомнике «Иллюстрированная история религий», изданном на русском языке в1899 году. Характеризуя культ одного из олимпийских богов, Гефеста, авторы замечают: «Более благородный образ, соответствующий Гефесту, мы имеем в Прометее. Он также бог огня, также искусен и хитёр. Но огонь, представляемый Прометеем, не есть огонь природный, брошенный с неба, но огонь очага, который или похищен с неба, или произведён искусственно. <…>. Праздник  Прометея, Прометеи, праздновался бегом с факелами, причём отец давал сыну в руки факел» (см.: Иллюстрированная история религии в двух томах. Под ред. проф. Д.П. Шантепи де ля Соссей. Том второй, 1899, с.241.  (Цитируется по новому идентичному изданию 1992 года)).
Как видим, эллины, получившие священный огонь Прометея от пеласгов, какое-то время заботились о его поддержании, отцы передавали его сыновьям. Однако через какое-то время смысл данной традиции был ими утерян. С наступлением зодиакальной эпохи Рыб Прометеев огонь смогли удержать у себя только православные христиане.
Несмотря на то, что не-евклидова геометрия Лобачевского нашла признание со стороны всего мирового научного сообщества, в Западной цивилизации по сей день господствует представление об осевом времени. С этим представлением связана современная ортодоксальная космология с её псевдонаучной моделью расширяющейся Вселенной (модель Эйнштейна−Фридмана). «Расширяющаяся» значит: возникшая из некоторой точки, интерпретируемой в качестве первоначального атома, который в нулевой момент времени взрывается и порождает наполненное материей расширяющееся пространство. Вселенная, согласно данной модели, эволюционирует по мере течения времени. Тот факт, что ортодоксальная космология базируется на библейской картине сотворения мира, не вызывает сомнений, тем более, что в её создании принимал участие бельгийский аббат Леметр (1894−1966), предложивший как раз концепцию «первоначального атома». В 1949 году эта концепция была, иронично, названа Фредом Хойлом «Большим взрывом».  Тем не менее, в Википедии и до сих пор можно прочитать: «Большой взрыв (англ. Big Bang) − общепринятая космологическая модель, описывающая раннее развитие Вселенной, а именно начало её расширения, перед которым Вселенная находилась в сингулярном состоянии».
      Эту «общепринятость» не смог поколебать даже Курт Гёдель (знаменитый австрийский логик и математик), создавший гибридную (с ироническим подтекстом) модель Вселенной, нашедшей описание в его статье «Пример нового типа космологических решений эйнштейновских полевых уравнений гравитации (см. Kurt Gödel. An Example of a New Type of Cosmological Solutions of Einstein΄s Field Equations of Gravitation // Reviews of modern physics. 1949. Vol. 21. № 3). В этой модели располагаются  открытые времени-подобные мировые линии, которые никогда не возвращаются к любой, предшествующей, точке снова. Но имеются и замкнутые времени-подобные мировые линии, двигаясь по которым наблюдатель (если бы такой нашёлся) возвратился бы в своё прошлое. Тут, как видим, сочетаются осевое и циклическое время. Неправдоподобная конструкция гёделевой модели вполне очевидна. Однако если оставить космологию на попечение лишь осевого времени, получится ещё более неправдоподобная модель Вселенной, которую до сих пор, тем не менее, считают научной.  
В заключение уместно будет отметить, что священный Прометеев огонь служит символом антиэнтропийных процессов в природе и обществе. Течение времени слагается из двух компонент, одна из которых имеет разрушительный, энтропийный характер,  другая предстаёт как созидательная, негэнтропийная. У эллинов-греков на первом месте стоял бог Хронос, пожирающий своих детей. А за нами выбор, какому богу отдавать предпочтение.    


Количество показов: 428
Автор:  Антипенко Л.Г.

Возврат к списку


Наши публикации
В данном разделе представлены статьи, относящиеся к деятельности Научно-культурного центра Русской цивилизации.