Поиск по сайту
Подписка на рассылку

Исторический час и историческая слава И.А. Ефремова

     

Исторический час и историческая слава И.А. Ефремова

                                                                                  Л.Г. Антипенко

                                    Исторический час и историческая слава И.А. Ефремова

                                                                               До звёзд ещё далеко, очень далеко.
                                                                        Жить нам на Земле и её надо приводить
                                                                         в порядок.
                                                                                                         И.А. Ефремов


«Иван Антонович Ефремов (1908(1907)–1972) – наш русский богатырь по физической силе и духовной мощи – многое видел на своём веку и много знал такого, что недоступно для большинства простых смертных. Он умел пронизывать мысленным взором толщи пространства и времени и распознавать, что там было в прошлом или предстоит в будущем». Так написали мы в нашей книге о кооперативном социализме . В юбилейный год Ефремова уместно будет показать, какими же принципами руководствовался он в своей пророческой деятельности. В основном эти принципы сформулированы в его научно-фантастическом романе «Час Быка» . Там они подаются в символическом виде с названиями «Инферно», «Стрела Аримана», «Закон Финнегана», «Закон Рамголя». В деле постижения их сути нам помог один очень важный дополнительный источник сведений о научном и художественном творчестве Ефремова. Речь идёт о книге американского палеонтолога Э.К. Олсона «Другая сторона медали» . Заголовок этой книги обязан дискуссии автора с Ефремовым, самому содержанию дискуссии отведена в ней отдельная, двенадцатая глава.
Здесь сразу напрашивается вопрос: как понимать такие выражения, как «две стороны одной и той же медали» или «другая сторона медали»? Имеется в виду сочетание двух противоположных тенденций в развитии, которые находят своё выражение в диалектике. Однако, когда Ефремов говорит о диалектике, он вовсе не имеет в виду тот её опошленный марксистский вариант, что в своё время излагался в учебниках по диамату. В письме Олсону от 5-го октября 1966 года Ефремов писал, что достигнуть диалектического метода познания «посредством цитат из Маркса и Энгельса – задача безнадёжная, поскольку сама «проблема» сегодня по сути много сложнее, чем век назад» . Но это вовсе не означает, что следует игнорировать по-настоящему понятую диалектику. Ибо: «Попытка рассматривать каждый факт или событие как сумму двух противоположностей в настоящее время, конечно, имеет более высокий уровень, чем у формальной линейной логики, и безгранично сложнее, и поэтому возможна только при наличии выдающихся способностей» . Диалектический ход мысли, добавляет далее автор письма, включает также исторические аспекты всех событий, и это является причиной того, что палеонтологические исследования являются более диалектичными, чем это имеет место в других науках, не имеющих исторического базиса. В предыдущем же письме Олсону Ефремов сообщал, что он, как приверженец диалектики, ожидает «очень недоброжелательного отношения со стороны формальной логики и других формальных методов исследования» .
Под таким углом зрения и формулируются выше названные принципы. Закон Финнегана и закономерность, названная Стрелой Аримана, являются двумя несколько различающимися аспектами «великого закона усреднения, по которому низкие или повышенные структуры отбрасываются процессом» . Конечно, речь здесь идёт о законе возрастания энтропии, о втором начале термодинамики. И в таком высказывании со стороны Ефремова не было бы ничего нового, если бы его диалектика не вносила существенных поправок в рассуждения, конструируемые по правилам «формальной линейной логики». Диалектика русского учёного устанавливает полупроницаемую грань между живой природой, рассматриваемой вне человеческого рода, и человеческим родом как таковым. Стрела Аримана по-разному проявляет себя в двух этих разных, но вместе с тем связанных между собой, сферах реальности. В природе всякое совершенство достигается на пути естественного отбора миллионами бросков «игральных костей». В человеческом обществе, как доказывает автор «Часа быка», дело должно обстоять иначе, если оно, это человеческое общество, не желает докатиться до той стадии деградации, которую автор приписывает вымышленной планете Торманс (т.е. той стадии деградации, которую мы теперь фактически видим на Земле).
Человеческое общество, пишет Ефремов, есть создание людей, а не природы, поэтому тут не было миллионов проб, и закон Финнегана для социальных структур превращается в Стрелу Аримана с направленной тенденцией уничтожения малых чисел, т.е. совершенства. «В природе она преодолевается отбором в огромной деятельности времени, потому что природа справляется с ним, создавая в организмах многократно повторяющиеся охранительные приспособления и запасы прочности». Но когда Стрела Аримана вторгается в человеческое общество, она становится страшным бедствием, потому что – бьёт именно по высшим проявлениям человека, «по всему стремящемуся к восхождению, по всем тем, кто двигает прогресс <…>, подлинный прогресс, т.е. подъём из инферно».
Инферно, инфернальная область действительности, как можно судить по контексту романа, не существует в действенной природе. Она появляется в результате того, что люди опускаются вниз, следуя известной доктрине социал-дарвинизма. Такое движение в преисподнюю фактически означает процесс усреднение, внедрения однородности в сферу культуры и в жизнь населения, что и иллюстрируется на примере планеты Торманс. Здесь сходятся, по Ефремову, две крайности – олигархический капитализм и муравьиный лжесоциализм. На смену им должен придти, согласно тому мировоззрению, которое выработано в России, в недрах русской цивилизации, (биосферно)-ноосферный социализм, который Ефремов именует коммунизмом. Коммунизм, или ноосферный социализм, есть такой общественный строй, законы развития которого соответствуют законам развития Земной биосферы.
Согласно учению В.И. Вернадского, пространство-время Земной биосферы, напоминает нам автор «Часа Быка», не является, однородным и изотропным, как это принято считать в соответствии с упрощёнными представлениями в физике. Диссимметрия пронизывает и пространство и время. Диссимметрия проявляется в различии правого и левого в живом веществе. Это свойство живого вещества необходимо переносится на свойства пространства и времени. Время сочетает в себе два противоположных вектора: вектор созидательный и вектор разрушительный. (Последний в романе называется «вектором смерти»). Вырисовывается подлинная диалектика взаимодействия этих векторов. Поскольку же всякая эволюция, или развитие, протекает во времени, делается следующий вывод в отношении живого: «живое строится исключительно по принципам диалектики развития». Овладеть этими принципами значит создать мировоззренческую базу для преодоления инферно. Замкнутый круг инфернальности, взаимопожирания, как утверждают герои романа, не удастся преодолеть до тех пор, «пока мудрость людей, объединившихся в титанических усилиях, не оборвёт этой игры слепых стихийных сил, продолжающейся уже миллиарды лет в гигантском общем инферно планеты…».
И если уж находиться в инферно, рассуждают опять же герои романа, сознавая его (инферно) как невозможность выхода для отдельного человека из-за длительности процесса, «то это имеет смысл лишь для того, чтобы помогать его уничтожению, следовательно, помогать другим, делая добро, создавая прекрасное, распространяя знание. Иначе какой же смысл в жизни?».
Заканчивается научный и художественный шедевр И.А. Ефремова словами, звучащими как гимн во славу гармонии разума человеческого разума и разума земной, биосферной природы: «Когда мы поймём, что васильки и пшеница составляют единство, тогда мы возьмём наследие природы в добрые, понимающие ладони, сказал один учёный. Таково, в самых общих словах, отношение к науке на Земле». На той Земле, добавим мы от себя, которую нам ещё предстоит построить.
Что касается закона Рамголя, то он не нуждается в особых комментариях. Он представляет собой эмпирическое обобщение данных, полученных из социально-исторического опыта. В романе он выражен следующими словами: «Чем беднее страна или планета, тем больше разрыв в привилегиях и разобщение отдельных слоёв общества между собою». Чтобы убедиться в верности закона Рамголя, достаточно посмотреть на социальное положение дел в нынешней России.
Соответствующий опыт прочтения другого знаменитого романа Ефремова, озаглавленного как «Лезвие бритвы», позволяет посредством данной символики пояснить сущность диалектического метода исследования, для понимания которого, по словам писателя, требуется наличие выдающихся способностей. Диалектический процесс жизни уподобляется им движению по острию бритвы, при котором обвал на правую или левую сторону режущего инструмента грозит гибелью живому организму. (Как всё это конкретно выглядит, показано нами в статье «Термодинамическая теория канцерогенеза и её медицинские перспективы» на сайте www.titanage.ru). Точно также можно уподобить движению по лезвию бритвы оптимальное развитие социального организма. Ефремов показывает, что оптимальным способом развития обладает тот тип общественной организации, который принято называть коммунизмом. Коммунизм – это, по Ефремову, не социальное состояние, а особый способ воспроизводства общественной жизни, при котором уравновешиваются на острие лезвия, с одной стороны, стремление к социальному равноправию (равенству) всех членов общества, с другой – стремление к духовно-элитарному возвышению тех из них, которые обладают творческими способностями.

Количество показов: 4127
Автор:  Л.Г. Антипеко

Возврат к списку


Материалы по теме:


Наши публикации
В данном разделе представлены статьи, относящиеся к деятельности Научно-культурного центра Русской цивилизации.