SetTitle("Записная книжка редактора сайта"); ?>

 

   12.01.2009. Проработан в значительной мере текст книги Р. Пенроуза "Путь к реальности или законы, управляющие Вселенной" (Москва- Ижевск, 2007). Автор занят мучительными поисками согласования квантовых процедур U и R, унитарной эволюции (по типу уравнения Шредингера) и редукции волновой функции. Удивительное дело: ему и в голову не приходит идея посмотреть, а что происходит с самим временем в момент измерения, т.е. в процедуре R.

      C чем мы на самом деле здесь сталкиваемся? Квантовая механика показывает, что унитарный эволюционный процесс как процесс, обратимый во времени, демонстрирует временную длительность, на протяжении которой энтропийная и антиэнтропийная компоненты временного потока уравновешивают друг друга. Здесь во времени нет разницы между будущим и прошлым: уравнение Шредингера эквиваленто по отношению к замене t на -t (при условии ещё замены мнимой единицы на мнимую единицу со знаком минус). При измерении время расщепляется на две компоненты - энтропийную и антиэнтопийную - в зависимости от результатаи измерения. Результат измерения  всегда сопровождается термодинамически необратимым процессом. Необратимый процесс - отклонение энтропии от равновесной линии эволюции в сторону её повышения или понижения. При повышении энтопии высвобождается энтропийная компонента времени, при понижении - антиэнтропийная, или эктропийная, компонента. Понятно, что сам процесс изменения времени не может быть описан во времени.

       Унитарный процесс протекает под воздействием силового фактора, который представлен в уравнение Шредингенара оператором Гамильтона. В этих условиях состояние микрообъекта описывается внешними пространственно-временными параметрами и связанными с ними величинами энергии, импульса, момента импульса. Внутренние степени свободы частицы остаются нераскрытыми. Иначе всё выглядит при решении квантово-релятивистского уравнения Дирака. Это уравнение было составлено в своё время Дираком для описания свободного движения электрона. При собственном решении своего уравнения Дирак выявил одну внутреннюю степень свободы электрона - его спин, который, как вектор, может быть направлен по направлению движения электрона и по направлению, обратному движению. Дирак, однако, упустил из виду ещё одну внутреннюю степень свободцы электрона, определяюмую второй частью биспинора. Одной части биспинора соответствует энтропийная составляющая времени. Дирак её зафиксировал. Другой части соответствует эктропийная компонента времени. Эту часть спинора Дирак приписал позитрону. Так на долгое время была утеряна исключительно важная характеристика электрона и вообще всякого фермиона, связанная с его "восприятием" времени. Ведь это при измерении мы выявляем две разные величины собственной массы электона - вещественную и мнимую. Но что скрывается за мнимой массой частицы? Такое состояние частицы можно представить как частицу с вещественной собственной массой покоя, но в обстановке мнимого времени и мнимой протяжённости.

          Того же дня. О позитивизме

       Любопытное высказывание о позитивизме и прочих "измах" сделал В.В. Розанов. "Позитивизм, - писал он, - истинен, нужен и даже вечен; но для определённой частицы людей.  Позитивизм нужен для "позитивистов"; суть не в "позитивизме", а в "позитивисте"; человек и здесь, как и везде - раньше теории..." (В.В. Розанов. Избранное. Апокалипсис нашего времени. С.35). 

      Эта формула дихотомии может быть распростанена не только на позитивистов и непозитивистов, на и далее вглубь, вплоть до неандертальцев и кроманьонцев и их потомков. 

      Другое высказывание из данной книги Розанова наводит на мысль о том, что Апокалипсис есть не столько пророчество о будущем, сколько программа действий. "Никакого нет сомнения, - утверждал автор "Апокалипсиса нашего времени", - что Апокалипсис -- не христианская книга, а противохристианская" (с.453).  (Другие материалы из книги см. в Т.№ 76).  

        Вечерняя запись. Отличительная особенность русской цивлизации.

       Казалось бы, кто может оспаривать тот факт, что жизнь и смерть суть естественные явления во всей живой природе? Если признать, что человек разумное животное, то вместе с этим признанием нельзя отрицать, что и ему положена примерно та же мера конечной жизни. А вот с точки зрения дихотомической формулы В.В. Розанова высняется, что то, что представляется естественным для одних, предстаёт противоественным для других. Наличие смерти противоественно для человека. К такому выводу пришли Н.Ф. Фёдоров, Н.А. Сетницкий и другие представители русской цивилизации. В рамках мировоззрения русской цивилизации категория естественного разделилась на природное и надприродное, или сверхприродное (см., в частности, кн.: В.И. Несмелов. Вера и знание с точки зрения гносеологии. Казань, 1913). Сверхприродному, нравственнному здесь отдаётся приоритет.

     В философском плане отзвуки такой дихотомии находят отклик в фундаментальной онтологии Мартина Хайдеггера, в которой природному соответствует сущее, а сверхприродному -- бытие. От бытия человек, по Хайдеггеру, получает речь и мысль ("сказ бытия"). От бытия начинается путь,  ведущий к решению проблемы бессмертия.

        15.01.2009. В газете "Завтра" (январь 2009 г., №3) опубликована подборка материалов под общим заглавием "Кризис реальности". Материалы подготовлены Центром стратегических исследований религии и политики современного мира, Межрегиональным исламским комитетом России и редакцией газеты "Завтра".  Речь на страницах  газеты идёт в основном о социальной реальности, но есть ряд моментов, касающихся связи социальной реальности с реальностью вообще, с реальностью окружающего нас мира. Так что газета даёт представление о мировоззренческой установке представленных в ней авторов. Если иметь в виду не только описание кризиса современной социальной реальности, но и поиски путей выхода из него, то в этом плане мировоззренческая позиция авторов способна окончательно запутать читателя, посеять в нём настроение полной безнадёжности.

        Обращу внимание на разделы "Культура" и "Цивилизация". В разделе "Культура" с самого начала авторы заявляют: "Главная проблема культуры та же, что и главная проблема денег, -- её всегда мало, и она всегда находится в состоянии инфляции. Что такое инфляция денег, понятно каждому. Это значит, что сегодня за рубль можно купить меньше, чем вчера. А вот что такое инфляция культуры?". Ответ авторов на данный вопрос напоминает нечто подобное тому, что вкладывается в содержание инфляционной модели Вселенной в современной космологии, где эволюция Вселенной протекает под неотступным действием второго начала термодинамики. Культура, заявляют они, возникает из переосмысления религиозных символов в человеческом ключе. "Культура изначально имитировала религию. Только она в качестве своего главного оправдания ввела в обиход идею "ценности". Тороговое понятие, денежное, стало быть, ещё раз сближающее культуру с низменной сферой финансов". 

        П.А. Флоренский указывал, чтобы было бы непростительной ошибкой охватывать одним термином "культура" культуру и антикультуру. Культура в своём генезисе действительно связана с религиозным культом, но надо проводить различие между культом Бога и дьявола. В Православии это различие выражено в форме принципа абсолютного различия между Добром и злом, Истиной и ложью.

        Уместно будет здесь напомнить слова Иисуса Христа, который однозначно отделял Истину от лжи, Божество от дьяволщины. "Вы произошли, -- говорил он им, -- от отца вашего, дьявола, и хотите лишь исполнять его желания. Он был убийцей с самого начала, и никогда не склонялся на сторону истины, ибо в нём самом нет правды. Когда он лжёт, то это получается у него само собой, ибо он и сам лжец и порождает ложь" (Инн. 8, 44). В научно-мироваззренческом плане Флоренский расширил содержание и объём понятия культуры до вселенских масштабов, что нашло отражение в его кредо:

                                        Основным законом мира Ф/лоренский/ считает

                                     второй принцип термодинамики − закон энтропии,

                                     взятый расширительно, как закон Хаоса во всех областях мироздания.

                                     Миру противостоит Логос − начало эктропии.

                                      Культура есть сознательная борьба с мировым уравниванием:

                                      культура состоит в изоляции, как задержке уравнительного процесса вселенной,

                                      и в повышении разности потенциалов во всех областях,

                                      как условии жизни, в противоположность равенству − смерти.

                            (Флоренский П.А. Автореферат // Энциклопедический словарь Гранат, т.44. М., 1927).
         Как видно, понятие культуры о. Павел наделяет вселенским масштабом; культура земного человечества предстаёт у него как некоторая часть, компонента вселенской культуры. Термины мир и вселенная в этих высказываниях не эквивалентны. Вселенная охвачена Хаосом и Логосом. А из выражения «миру противостоит Логос», следует, что под миром надо понимать чувствопостигаемый аспект вселенной, в котором явно выступает второй принцип термодинамики, понимаемый расширительно, т.е. как закон Хаоса.
         Далее надо иметь в виду, что автор говорит о культуре в том смысле, в котором её противопоставляют антикультуре. Культура превращается в антикультуру, когда она отрывается от Логоса, становится самодостаточной. По мере такого превращения культура и антикультура сливаются под одним понятием «культуры». Особенно характерно такое слияние, согласно Флоренскому, для Западной цивилизации.

          В свете концепции борьбы Логоса с хаосом становится понятно, что человеческая культура как часть вселенской культуры вовсе не является обречённой на неизбежную инфляцию. Другое дело -- как ведёт себя человек, общество, цивилизация: согласовывают ли они свою деятельность с антиэнтропийным началом Логоса или с энтропийным хаотическим началом. Авторы "Кризиса реальности" в своём понимании и определении цивилизации исходят не из исторической данности относительно того, что существовали и пока ещё существуют разные и даже принципиально противопожные цивилизации, а из собственных измышлений относительно равенства всех цивилизаций ("ночью все кошки серы"). Так возникает экстравагантое суждение фрейдистского типа: "Природа человека вообще приходит в противоречие с символизмом и спецификой любой цивилизации, которая программирует и обращает в духовный плен своё человеческое стадо. Вот почему любая цивилизация не любит "человека вообще", счтает его варваром, изгоняет его признаки отовсюду. "Человек вообще" контрабандой проникает на задворки цивилизаций в зонах их столкновния и смешения, где обнаруживается относительность каждой отдельно взятой цивилизационной программы". О том, что существует, к примеру, русская цивилизация, которую уж никак нельзя подогнать под данное представление, авторы, по-видимому, попросту не слыхали. Да, вероятно, и трудно им воспринять что-либо подобное сквозь космополитическую призму, высвечиваемую "человека вообще".  И неудивительно, что космополитический "человек вообще", вопреки желаниям авторов, оказывается где-то на задворках.