SetTitle("\"Бывают странные сближенья...\" "); ?> 

«Бывают странные сближенья…»

О символическом месте Государства Российского в периодической системе Д.И.Менделеева.

    Должно быть, редко кому могло прийти в голову сопоставлять политическую карту мира с периодической системой (таблицей) химических элементов Д.И.Менделеева. А между тем, двигаясь в ней по горизонтали и вертикали, обозревая ее ряды, периоды и группы, можно заметить немало любопытного на предмет соответствия лика отдельных стран-государств лику элементов, высвечиваемому в клетках таблицы.

    Некоторые элементы проступают как символы тех или иных стран непосредственно в самих названиях (германий или полоний, к примеру), другие, может быть, не столь явно, но достаточно однозначно. Так, если элемент, именуемый америцием, взять за символ США, то из характеристики его свойств можно составить некоторое представление о существенных особенностях Америки как государства. Америций стабильных изотопов не имеет; это искусственно созданный элемент, склонный к радиоактивному распаду. А кто же усомнится в том, что США есть искусственно созданное (на костях аборигенов) государство? Или вот европий – элемент, выступающий представителем совокупности лантаноидов, насчитывающей 15 единиц. Возможно, мы имеем здесь дело с символом, демонстрирующим единство народов, связанных общей германо-романской культурой? Тут же и символ Франции – галлий – металл с крайне низкой температурой плавления. Не столь ли низкий градус сопротивляемости революционному разжижению, распаду традиционного государственного строя выказала история Франции?..

     Посмотрим ещё и на символ Польши. В таблице Менделеева – это Полоний, первый элемент, открытый по радиоактивным свойствам П.Кюри и М.Склодовской-Кюри в 1898 году. Очень ядовитый. Известно 25 радиоактивных изотопов с массовыми числами от 194 до 218. А теперь внимание: наиболее долгоживущим из числа изотопов является искусственно полученный изотоп с периодом полураспада, равным 103 годам. О чём говорит данный факт, если его соотнести непосредственно с историей  Польши? Не будем делать на этот счёт  никаких собственных измышлений. Лучше откроем книжку известного хорватского мыслителя Юрия Крижанича (1617–1683) «Политика» и там почерпнём ряд весьма любопытных сведений о своеобразии этого государства. У поляков за триста лет, читаем мы в ней, было 13 королевичей, и все чужеземцы.  «<…> некоторым из них ещё пришлось униженно, и позорным образом, и усердно бить челом, чтобы они приняли престол, особенно Казимиру Ягайловичу» (Юрий Крижанич. Политика. М.: Новый свет, с. 205). Были среди этих властителей такие, которые  откровенно называли поляков свиньями и псами (там же, с.205). Сами поляки объясняли наличие у них чужевластия так: « Каждый из наших братьев считает себя достойным престола, и поэтому ни один не хочет уступить место другому, и каждый считает недостойным подчиняться своему же брату, из-за этого соперничества престол достаётся чужестранцам» (там же, с. 215). Крижанич причину такого положения вещей видит в том явлении, которое  носит название чужебесия и которое присуще не только полякам. Но как бы то там ни было, ясно одно: государство, создаваемое внешними силами,  представляет собой искусственную конструкцию, подверженную быстрому распаду.

     А что же Россия? Каково ее символическое место в периодической системе? В 1884 г. проф. Казанского университета К.К.Клаус открыл элемент, который назвал рутением и сделал его символом нашего Отечества, России (ибо латинское слово «Рутения» означает «Россия»). Рутений, наряду с осмием, родием, палладием, иридием и платиной, относится к числу благородных металлов – платиноидов, расположенных в VIII группе таблицы. (В некоторых вариантах менделеевской таблицы элементы родий, палладий, иридий и платину выносят за пределы VIII группы. Но с рутением всегда остается его стойкий собрат осмий, который, должно быть, олицетворяет Беларусь).

      Рутений – очень тугоплавкий металл, по твердости уступающий среди платиновых только осмию. Вместе с тем он недостаточно пластичен и не в меру хрупок (последнее объясняется наличием в нем посторонних примесей). По мере нагревания и приближения температуры к точке плавления рутений (читай, опять же, Россия) проходит три стадии полиморфных превращений, как бы соответствующих исторически явно выраженным пертурбациям Государства Российского: 1) религиозный раскол (середина XVII века) 2) революция (1917 г.) и 3) так называемая перестройка наших дней, В каждой из этих стадий происходило, как известно, ослабление духовной мощи Державы; нынче мы находимся на той последней грани, за которой не просматривается ничего, кроме одной из альтернатив: либо хаотический «расплав» – полный распад государства, либо кристаллизация – полноценное восстановление государства в соответствии с его естественными, родовыми, свойствами.

      В таблице Менделеева рутений, как было сказано, принадлежит к VIII группе. Число 8 знаменует собой восьмиконечную, Богородичную, звезду – духовный символ Православной России. После переворота 1917 г. символика Государства Российского была в корне нарушена; прежде всего, нам была навязана пятиконечная звезда Пентагона. Смена ее цвета с белого на красный мало что изменила в сущности пентаграммы, считавшейся в Европе со времен Средневековья символом нечистого духа.

     Однако правомерно ли все же соотносить совершенно конкретную, строго научную символику элементов таблицы Менделеева с какой бы то ни было символикой наций и государств? Кое-что в этом вопросе для нас прояснил К.Леонтьев, установив, в частности, различие между понятиями: нация, национализм, национальность. Возьмем, к примеру, первое. Нация – это сама вещь; термин нация соответствует самому конкретному из всех представлений, принадлежащих к разбираемому порядку. Национальность же – понятие более отвлеченное, это – своего рода идея той нации, которую мы воображаем себе во плоти; это совокупность признаков, которыми данная нация отличается от других. С этой мыслью Леонтьева, а заодно и с нашей – о параллелях, связанных с таблицей Менделеева, перекликается высказывание епископа Никанора Херсонского – современника К.Леонтьева, который писал, что каждый из атомов химических элементов вносит в жизнь ограниченного мира, равно как и в область нашего сознания, свой особый эйдос, свою особую форму проявления, свою особым образом действующую силу. Это надо понимать так: уберите в таблице Менделеева перегородки (группы, периоды, ряды) и вы получите такую смесь, в которой исчезнет все богатство, все многообразие химико-биологических явлений; соответственно – уничтожьте идею нации и вы уничтожите единственную в своем роде, неповторимую форму проявления этноса, его творческую, активно действующую силу, получите того самого «среднего европейца», который служит идеалом космополитической уравниловки, гарантом тепловой смерти земной цивилизации. Периодическая система Менделеева, разумеется, ни в какой логической связи с политической системой наций-государств не стоит. В широком философском плане она предстает лишь своеобразным кодом, выражающим постоянство отношений между стабильными гранями организации, структуры природы и общества. И все же нельзя не отметить одной любопытной детали: на правом фланге таблицы располагается множество химических элементов или быстро распадающихся, или крайне редко встречающихся в природе в естественном состоянии. Так и политическая карта мира – в историческом разрезе – пестрит государствами-эфемеридами; возможно, некоторое подобие государственного строения у них и было, но – без будущего. Окно же в будущее, через которое дается проекция грядущих событий на текущее «теперь», открывается благодаря наличию именно стабильных, твердо-кристаллических бытийных граней – в пространстве и времени.

     Кстати – о свойствах времени. В античной мифологии бог времени Хронос пожирает, как помним, своих детей, т.е. с годами уходят в небытие поколения, ветшает культура, исчезают цивилизации, города и страны. И в этом переходе от, казалось бы, стойкой жизненной организации к дезорганизации, от порядка к беспорядку, от гармонии к хаосу в общественном сознании прочно закрепилось представление об однонаправленности временного потока. Различая прошлое, настоящее и будущее, редко кто из мыслителей сомневался в том, что время направляет свой бег только в одну сторону – в сторону будущего. А вот К.Леонтьев усомнился в таком фатальном восприятии истории и повернулся лицом к человеческим чаяньям: он сумел увидеть не только то, что безвозвратно уносит с собой Хронос, но и то, что зарождается благодаря обратному временному потоку. А это дает возможность предвидеть исторический ход событий, проникнуться ощущением телеологической связи явлений.

      Странным, может быть, покажется то обстоятельство, что открытая Леонтьевым перспектива мировидения разрушила в религиозном сознании ложный образ «окаменевшего» бога и тем самым устранила, казалось бы, непреодолимый водораздел между наукой и религией. Леонтьевская перспектива открыла в памяти человека и человечества тот феномен, который впоследствии стали называть «воспоминанием о будущем». Поясним в нескольких словах, что здесь имеется в виду.

     Всем известно, что назначение памяти, присущей человеческому роду, состоит в том, чтобы помнить, не забывать, хранить нечто для людей ценное, следить за тем, чтобы оно не кануло в Лету. Древние греки, например, не рассматривали забвение в качестве простого отсутствия памяти. Они считали его специфическим актом уничтожения части сознания, угашением в нем того, что забывается. Отсюда – сила забвения, исходящая от Хроноса. Но отсюда же возникшая уже у древних догадка о существовании реакции, направленной против данной силы. Догадка эта порождалась незаглушимым чувством, согласно которому не все подлежит забвению: есть в потоке жизни нечто такое, что незабвенно, незабываемо, не уносится временем.

     В этом свете перспектива мировидения Леонтьева становится понятной для тех, кто готов признать следующий важный момент: то, что пребывает и не разрушается временем, обязано замедлению самого времени. Но если время способно замедлять свой бег и, в конце концов, останавливаться, не означает ли это возможности для времени двигаться и в обратном направлении? Не приходится сомневаться, что распознать обратное течение времени Леонтьев, а затем и Флоренский смогли только после того, как они прониклись убеждением в существовании – на фоне всевозможных текучих процессов – твердых граней бытия, в частности и тех, что фиксируются таблицей Менделеева. Отсюда – присущий этим мыслителям дар предвидения исторических свершений.

      Свое предвидение развития России К.Леонтьев строил, в частности, исходя из классической модели трехипостасного государства (по схеме Платона), считая, что сколь-нибудь устойчивым государство может быть только при одном условии: если оно состоит из трех гражданских пластов. Речь идет о жрецах, воинах и тружениках. Где-нибудь, уповал Леонтьев, да появится же эта трехцветность Платона, эта трехосновность в новом и сложном виде; где-нибудь да появятся же совместно существующие три основы государственности:  духовность (жрецы), храбрость и власть (воины), вещественный труд и повиновение (труженики).

      1917 год стал вехой очередной трагедии для Земли Русской. Ее можно было бы избежать, если бы, при заметном ослаблении функции жрецов – Православной Церкви, оставались сильными и неподкупными воины – военная элита. Но, будучи тесно связанной по традиции с дворянством, она увязла в тенетах разложения и за это немало поплатилась...

      Кто же пришел в результате на смену державным сословиям? Кто теперь у нас правит бал? Те, кого Леонтьев полупрезрительно называл риторами и софистами. Если воин и жрец придают форму жизни, способствующую ее сохранению, бережно расходуют человеческий и природный материал, то риторы и софисты, профессора и адвокаты, по существу своего призвания, способствуют плачевному всерасторжению, и горе тому государству, где они торжествуют.

      Так есть ли какая-то связь между тремя числовыми параметрами (группа, период, ряд) элементов таблицы Менделеева и трехипостасной основой нормально функционирующего государства? Ответы на данный и другие подобного рода вопросы приобретают научную достоверность, когда магия интуитивных открытий уступает место строгой логической и опытной проверке. Но сначала надо все-таки научиться распознавать то, что достойно проверки. В Закарпатской Украине живёт маленькая часть русского народа, называющая себя русинами. Несмотря на все исторические невзгоды, будучи оторванными от Большой Земли, они сохранили в себе свою, нашу русскость: исконную веру, обычаи, умственный настрой. В настоящее время они издают газету с символическим названием Рутения и добиваются воссоединения с русским народом в целом. Мы выражаем чувство солидарности с их стремлениями и надеемся, что это чувство перерастёт и в конкретные дела по воссоединению. Нельзя допускать, чтобы и дальше русский народ оставался народом разделённым. Однако мы напомнили здесь о русинах главным образом потому, что они служат примером тех стойких граней исторического бытия, которые сродни структурным граням в таблице химических элементов Менделеева.

      В заключение скажем: как  бы высоко мы ни ценили логику и эмпирический опыт, на деле все начинается со «странных сближений», которые подметил Пушкин.  Научиться бы нам мыслить и действовать так, как это делали Пушкин, Менделеев, Леонтьев, Флоренский и другие самобытные русские умы! В этом – одно из важнейших условий нашей грядущей победы.

 

               Примечание. В первом варианте статьи ничего не было сказано о химическом символе Польши. Теперь появился повод – так называемый «полониевый след» в Европе. Однако независимо от повода символ этот сам по себе заслуживает внимания.

 

                        Л.Г. Антипенко. 12 мая 2007 года