SetTitle("Скрытые ипостаси человека"); ?> 

  

Вестник РФО. 2007. № 2.

                                     СКРЫТЫЕ ИПОСТАСИ ЧЕЛОВЕКА

 

            Жизнь современного человека богата событийными поводами, стимулирующими размышления о том, что есть человек, какова его природа, эволюция, предназначение и возможности. В этой связи рождается стойкое убеждение: сложившееся философское видение человека должно быть дополнено некоторыми важными определенностями, которые пока четко артикулированы не были. И, прежде всего, хотелось бы обратить внимание коллег на целесообразность внятного разведения скрытых ипостасей человека, рассматриваемого как субъекта исторического процесса.

      Оценивая многообразие проявлений человека в социуме в этом качестве, приходишь к убеждению, что в деятельности субъекта исторического процесса реализуются не только такие хорошо известные и изученные однородные функции как созидательная, когнитивная, коммуникативная и др., но, по крайней мере, еще две, обычно не выделяемые в виде самостоятельных и важных. Эти, на мой взгляд, очень значимые определенности человека можно было бы зафиксировать следующим образом:

      Индикаторная функция, проявляющаяся в том, что человек в ходе своей жизнедеятельности часто играет роль единственного доступного ныне индикатора важных явлений, иначе говоря, выступает источником оценок наличия того или иного явления, его значимости, интенсивности, зрелости, степени выраженности, развитости.

      Нормативная функция, заключающаяся в том, что именно человек (разумеется, не девиант, но нормальный, среднестатистический, человек) и все многообразие его качеств определяют множество норм, которым должны соответствовать условия его жизнедеятельности. То есть, в норме эти условия должны быть соразмерны существенным особенностям человека, гармонизированы с ними.

     В принципе признание этих двух важных качеств человека в свернутом, эмбриональном, виде содержится в известных словах Протагора, что «человек есть мера всем вещам»[1]. Но, насколько мне известно, при всей популярности этого изречения оно так и не получило последовательного раскрытия. Между тем, утверждение Протагора можно детализировать не только на уровне выделения индикаторной и нормативной функций (измерений) человека, но и еще глубже. Так, обратимся к индикаторной функции.

     Она реализуется, по крайней мере, в следующих различных формах:

1.         Человек выступает источником фундаментальных нравственных оценок, а также более приземленных, полезностных, утилитарных оценок товаров и услуг.

     Как известно, это принципиальное качество человека получило последовательное, аксиологическое, осмысление в классической философии, хотя и не специально в индикаторном ключе. Думаю, в рамках данного компактного материала нет смысла специально характеризовать эти хорошо известные классические наработки.

2.         Человек выступает источником оценок для «размытых», трудно формализуемых явлений и процессов.

     Именно такая функция реализуется в ходе спортивного судейства, скажем, фигурного катания, или же при оценке произведений искусства и литературы. Или, например, при выработке различных порядковых и классификационных экспертных оценок (для событий и явлений, между которыми трудно определить внятную грань).

     Хорошо известен и ряд «именных» измерителей трудно формализуемых событий. Например, тест Тьюринга для оценки искусственного интеллекта. Напомню, что, по Тьюрингу, оценкой компьютерного «интеллекта» должен заниматься оператор, общающийся с некоторым неизвестным ему партнером по телетайпу. Этим партнером может быть или человек, или компьютерный «интеллект». Об истинно искусственном ИНТЕЛЛЕКТЕ предлагается говорить в том случае, когда оператор не может распознать в партнере компьютер и считает, что общается с человеком.

     Известен и тест Конрада Лоренца для удостоверения существования прогресса в ходе эволюции живой природы. Для этого он предложил прибегнуть к мысленному эксперименту: вообразите себе, что Вам необходимо последовательно нарезать салат, рыбу, лягушку, мышь, собаку, обезьяну. Легко представить, что у большинства людей в ходе такой экзекуции будет расти степень испытываемого отвращения, что и означает, что прогресс в живой природе – это совсем не голая абстракция. Очень интригует и еще одно проявление обсуждаемой индикаторной функции человека. Я имею в виду распространенное в общественном сознании смутное убеждение, что в нашем мире наряду с хорошо известными физическими (в широком смысле) сущностями существует еще нечто очень масштабное, важное и имеющее духовную природу.

      Причем, весьма показательно, что даже в Советском Союзе, в годы мощной наступательной атеистической пропагандистской работы и жесткой антицерковной практики не переводились люди, оберегавшие свою веру в Бога. Так же, как люди, доверявшие колдунам, шаманам, мистикам. Были и граждане, вдохновленные эзотерическими учениями. Распространенность такой веры в наличие скрытой духовной реальности тем более заметна сегодня в условиях современной открытости и свободы.

      Хорошо известно, что этим «грешат» не только простые обыватели и граждане. Даже хладнокровные ученые-естественники не могут не вопрошать: «Если бы вы располагали четырьмя основными сущностями[2] и обладали полнотой власти и желанием, могли бы вы построить такую же Вселенную, как та, которая существует, только из времени, материи, пространства и энергии? Или вам потребовалась бы какая-то пятая сущность – свойство или действие?» … «в дальнейшем мы неоднократно будем обращаться к этой несколько мистической пятой сущности. Едва ли можно сомневаться, что она существует» [3]. И, далее: «Работая в области космографии, мы испытываем танталовы муки при мысли, что мир может обладать скрытыми от нас свойствами, среди которых, возможно, есть некая всемирная динамическая характеристика. Мы могли бы назвать ее Направлением, Формой, Силой, Всемогущей Волей или «Сознанием»»[4].. И, далее: «Работая в области космографии, мы испытываем танталовы муки при мысли, что мир может обладать скрытыми от нас свойствами, среди которых, возможно, есть некая всемирная динамическая характеристика. Мы могли бы назвать ее Направлением, Формой, Силой, Всемогущей Волей или «Сознанием»».. И, далее: «Работая в области космографии, мы испытываем танталовы муки при мысли, что мир может обладать скрытыми от нас свойствами, среди которых, возможно, есть некая всемирная динамическая характеристика. Мы могли бы назвать ее Направлением, Формой, Силой, Всемогущей Волей или «Сознанием»». и обладали полнотой власти и желанием, могли бы вы построить такую же Вселенную, как та, которая существует, только из времени, материи, пространства и энергии? Или вам потребовалась бы какая-то пятая сущность – свойство или действие?» … «в дальнейшем мы неоднократно будем обращаться к этой несколько мистической пятой сущности. Едва ли можно сомневаться, что она существует». И, далее: «Работая в области космографии, мы испытываем танталовы муки при мысли, что мир может обладать скрытыми от нас свойствами, среди которых, возможно, есть некая всемирная динамическая характеристика. Мы могли бы назвать ее Направлением, Формой, Силой, Всемогущей Волей или «Сознанием»».

    Я полагаю, что естественным способом освобождения от подобного рода танталовых мук могло бы стать простое признание: широкая распространенность в общественном сознании ощущения существования мировой духовной реальности означает лишь одно, что таковая действительно существует. И это не субъективизм, как может кому-то показаться, а последовательный учет того обстоятельства, что прямым индикатором наличия духовной (психической) реальности способен выступать только человек. Вспомните древних авторитетов: подобное познается подобным. Никаких иных приборов и средств прямой фиксации духовной реальности кроме собственно человека мы пока не имеем. Поэтому обсуждаемая «массовая галлюцинация»[(подч5] в форме распространения верований в существование особых автономных духовных сущностей и сил, очень вероятно, вовсе таковой не является. Скорее она может свидетельствовать о том, что современные научные знания существенно неполны, и что научный поиск, не интересующийся гипотетичной мировой духовной реальностью ограничивает сферу своего профессионального интереса искусственно, лишь в силу исторически сложившейся традиции. Хотя сама эта традиция сложилась под влиянием применения к изучению духовных феноменов косвенных методов и подходов еркиваю, косвенных!). в форме распространения верований в существование особых автономных духовных сущностей и сил, очень вероятно, вовсе таковой не является. Скорее она может свидетельствовать о том, что современные научные знания существенно неполны, и что научный поиск, не интересующийся гипотетичной мировой духовной реальностью ограничивает сферу своего профессионального интереса искусственно, лишь в силу исторически сложившейся традиции. Хотя сама эта традиция сложилась под влиянием применения к изучению духовных феноменов косвенных методов и подходов (подчеркиваю, косвенных!).

            Думаю, в дальнейшем стоило бы обратить особое внимание и на еще один любопытный феномен, связанный с обсуждаемой индикаторной ипостасью человека. Я имею в виду особое отношение человека к ритмам, что проявляется в хорошо известном каждому живом интересе к музыке, песням, танцам, поэзии. Подобная увлеченность прямо указывает на то, что наше бытие почему-то имеет явный волновой оттенок, поскольку именно для волновых процессов характерно резонансное «небезразличие» к внешним ритмам. И едва ли такая активная «отзывчивость» связана с нашими известными биологическими ритмами. Ведь таковые к настоящему времени довольно хорошо изучены, так что наличие соответствующих резонансных корреляций (при их реальном существовании) было бы уже выявлено.

3.         Человек выступает источником оценки «нормальности» условий своей жизнедеятельности.

    Так, долгая жизнь и доброе самочувствие прямо свидетельствуют, что социальная реальность разумна и нормальна, в то время, как распространение страхов, популярность антидепресантов прямо указывают на искусственность, негуманность, ненормальность социума, который нуждается в изменении и в соответствующей оправданной активности граждан. Именно такая индикаторная функция должна в полной и адекватной мере реализовываться в период выборов органов власти. Однако, к сожалению, как известно, эта функция на практике реализуется крайне плохо. Во-первых, в современном медийном обществе СМИ выступают мощным манипулятором общественного мнения, существенно его деформирующим и искажающим. Во-вторых, оценка политикам выносится лишь по результатам деятельности краткосрочного характера, хотя в жизни политические решения проявляют свой полный и реальный эффект лишь со временем - в долгосрочной, стратегической перспективе. Таким образом, благодаря существующему порядку вещей, политики способны уходить от ответственности за свои ошибки, недоработки и преступления, последствия которых естественным образом проявляются лишь за пределами выборного горизонта. И это требует соответствующего дальнейшего развития демократических механизмов формирования органов власти и контроля за их деятельностью.

     И теперь о второй, нормативной, функции человека.

Она проявляется довольно скрытым но разнообразным образом, определяя и удобный размер книг, и объем рабочих помещений, темп и другие условия работы. Проявляется и в таких важных для больших групп населения «нюансах», как организация жизни в основном под правшей, здоровых граждан и мужчин. Последнее, правда, стремительно исправляется, пожалуй, уже даже с перехлестом. Важная практическая сторона нормативной функции человека заключается в том, чтобы именно вокруг человека и его потребностей выстраивалась жизнь социума, а не вокруг каких-то иных псевдоценностей и нормообразователей. Хотя на практике, как известно[6], практические задачи зачастую стараются решать именно за счет ущемления человека, что и требует особого мониторинга характера реализации нормативной функции человека., практические задачи зачастую стараются решать именно за счет ущемления человека, что и требует особого мониторинга характера реализации нормативной функции человека.

    В обсуждаемой теме нормообразования теперь просматриваются и совсем новые повороты. Прежде всего я имею в виду развернувшуюся широким фронтом атаку на естественную природу человека. Так, уже намечены сроки, в которые электронные собратья человека - роботы и системы искусственного интеллекта начнут сдвигать хозяина планеты с его пьедестала. Активно развиваются новые мощные биотехнологии, норовящие «улучшить» естественную природу человека, так что на грядущей летней Олимпиаде в Пекине уже ожидаются спортсмены, накачанные генными допингами, т.е. фактически уже частично генномодифицированные. Что тут скажешь: очень жаль наших подопытных потомков. Так хотелось бы, чтобы хоть им довелось пожить без потрясений. Но нет, похоже, им скучать не придется.

     Показательно, что уже отнюдь не единичными стали высказывания о приближении «постчеловеческого будущего» (Фр. Фукуяма) или же о подходе цивилизации к «точке сингулярности» (В.Виндж), за которой мир изменится совершенно радикальным образом, опять же в пользу будущего с отодвинутым в сторону естественным человеком. В своем существе и в конечном счете это означает, что нормативная функция будет реализовываться неким непредсказуемым и совсем необязательно соразмерным естественному человеку образом. А оно нам надо?

 



[1] Цит. по: Лаэртский Диоген. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1979. С. 375.

[2] Речь идет об упомянутых цитируемым автором ранее пространстве, времени, материи и энергии.

[3] Шепли Х. Звезды и люди. М., 1962. С. 13.

[4] Там же. С. 14.

[5] Здесь уместно вспомнить и о такой буквально родовой «болезни» человечества, как обязательное одухотворение природы первобытными народами.

[6] На что в философском плане обратила особое внимание гуманистическая этика.

  

Крушанов А.А., д.ф.н., проф. (Москва)