SetTitle("Природа и сущность разведки и контрразведки как социльного явления"); ?>                                                                                     Впервые опубликовано на сайте www.za-nauku.ru                                                                                

                                               РЕФЕРАТ ПО ФИЛОСОФИИ

                    Природа и сущность разведки и контрразведки как социального явления.

                                                            Москва-2004

План реферата

Введение....................................................................................................................................................2
1. Разведка и контрразведка как жизненно важный институт государственной безопасности.. ....................................................................................................................................................................2
2. Духовно-нравственный кодекс (контр)разведчика...........................................................................4
3. Опасность криминального и аморального груза...............................................................................7
4. О соблюдении оптимального баланса между политической властью и спецслужбами...........................................................................................................................................9
5. Техническое оснащение разведки и контрразведки..........................................................................10
6. Отношение к оккультным организациям и вообще к оккультному как к специфичному социальному явлению..............................................................................................................................11
7.Иноконфессиональная и и  ноэтническаяопасность...................................................................................................................................................15
8. Об одном серьёзном просчёте политиков и аналитиков из службы госбезопасности СССР..........................................................................................................................................................16
9. О сверхнациональной солидарности работников невидимого фронта..........................................18
10.Момент истины. Заключение.................................................................................................................................................18
Список использованной литературы.................................................................................................................................................21







                                                                   Введение

                                                                                      ... Ни одна подлинно великая страна
                                                                                      не кончается там, где кончается её территория.

                                                                                                                    О.Н. Трубачёв

     За пределами великой страны работает разведка, внутри страны – контрразведка. И разведка, и контрразведка относятся к службе государственной безопасности. Философских исследований, посвящённых анализу этой службы как специфичного социального явления, похоже, до сих пор не проводилось. По крайней мере, их незаметно в открытой тематике. Однако сами по себе такие исследования могут представлять интерес только в том случае, если будут способствовать решению проблемы оптимизации данной службы. Это – перечень задач, какие может и должна решать служба безопасности, учёт условий – специфических условий – при которых ей приходится выполнять свои функции, перечень социальных требований, которым она должна подчиняться в своей деятельности. Некоторые из этих моментов и будут изложены в реферате.

1. Разведка и контрразведка как жизненно важный институт государственной безопасности
 

    Орёл, парящий в поднебесье и выискивающий свысока себе добычу, тем самым, несомненно, выполняет разведывательные функции. Добыча и безопасность в мире высших животных входят в круг тех разведывательных и контрразведывательных функций, которые имеют место и в человеческом обществе. Но разница в данном отношении между сообществами животных и социальными объединениями людей огромна, её нельзя выразить количественными показателями, различие и в качестве. Об этом качестве речь пойдёт ниже, а пока скажем несколько слов об исторических предпосылках образования государства, жизнь которого немыслима без специальной службы безопасности.
    Государство, как правило, возникает по мере того, как тот или иной народ, этнос, преобразуется в нацию. Немецкий социолог Курт Хюбнер обращает внимание на два необходимых признака нации. Этнос складывается в нацию тогда, когда у него появляется историческая память. Нацию, пишет он, определяет её история. Её история – аналог биографии отдельного человека, его судьбы. Поэтому можно сказать так: «Нация как общая судьба (этноса.– И.А.) определяется своей историей» [2; 331]. Но осознания народом своей исторической общности ещё недостаточно, чтобы сложилась нация. Сознание национальной общности формируется также и под воздействием внешних факторов. Эти факторы – существование вокруг данной нации других наций, других народов, настроенных дружественно или враждебно к ней. Национальные или этнические различия приводят к появлению той разницы между племенами, этносами, народами, которая выражается словами «свои-чужие». Нация образуется и крепнет тогда, когда человеческие конфликты внутри неё становятся малозначительными, несущественными, по сравнению с теми угрозами, которые нависают над ней извне. В таких условиях в конце концов возникает государство. Курт Хюбнер выражает эти мысли несколько усложнённым слогом, но понять смысл его высказывания нетрудно. «Государство, – пишет он, – нуждается во внутренних связующих силах национального сознания. Но к этому сознанию субстанционально относится и связь с интегративными силами других наций» [2; 381].
    Поскольку «интегративные силы других наций» не всегда питают дружеские чувства к данному государству и могут предпринимать по отношению к нему враждебные акции, государство должно заботиться о том, чтобы упреждать их, обезвреживать заранее. С этой целью оно и налаживает службу собственной безопасности, обзаводится органами разведки и контрразведки.

2. Духовно-нравственный кодекс (контр)разведчика

    Следующее положение является аксиомой, не требующей особых доказательств: на службе государственной безопасности должны находиться люди, проникнутые любовью к своей Родине. Но эта аксиома принимается в более широком контексте, в контексте того, что называется духовно-нравственным кодексом разведчика и контрразведчика. Раскроем основное содержание этого кодекса. Оно базируется на правильном, реальном понимании личности человека.
Считается общепризнанным тот факт, что у каждого человека, поскольку он представляет собой личность, имеется два начала: начало природное, роднящее его с миром всех биологических существ, и начало надприродное, или сверхприродное. Сверхприродное – это то, что связано с его нравственной или духовно-нравственной сущностью. Тут возникает вопрос о мере того и другого, вопрос о том, где кончается одно и начинается другое. Мера природного в общем-то ясна. Она определяется тем, что ведёт вниз по ступеням эволюции: человек – высокоорганизованные животные – низшие биологические существа... и т.д. вплоть до одноклеточного микроба. А вот с мерой сверхприродного дело обстоит сложнее. Здесь мы сталкиваемся с проблемой, которая решается при сопоставлении человека со Вселенной. В книге Роальда Е. Кристиансена «Экотеология» (Архангельск, 2002) мы находим следующие суждения, принадлежащие датскому мыслителю Кнуду Е. Лэгструпу, с которыми солидаризируется автор. Именно: отношения между человеческим бытием и Вселенной можно рассматривать двояким способом: 1) со стороны нашей локальной действительности; 2) со стороны Вселенной [3; 89].
    В первом случае Вселенная сужается до окружающей нас среды; во втором – Вселенная становится нашим началом. Во втором случае человек рассматривается не просто как частица Вселенной, а как её элемент, отражающий всю Вселенную. Субъект с достаточно развитым интеллектом принимает вторую альтернативу и тем самым ставит перед собой осмысленный вопрос о мере сверхприродного в человеке. Вопрос этот решается по-разному, с одной стороны, традиционной религией (христианством), с другой – наукой. Наука ищет нравственное начало, присущее человеку, внутри Вселенной, религия – вне Вселенной, в Боге, который творит Вселенную. Возникает таким образом антиномия, которая до сих пор не решена, и неизвестно, имеет ли она окончательное решение.
    Если даже мы замыкаем меру сверхприродного в человеке рамками Вселенной, то и тогда можно указать на источники нравственности. Нравственный человек – это человек, который согласует свою деятельность с созидательными, антиэнтропийными процессами, протекающими в Земной биосфере и вообще во всей Вселенной. Безнравственный – тот, кто становится на путь уничтожения природной среды, служащей источником жизненной энергии людей.
    Разведчик должен понимать, что есть люди – даже вроде бы образованные люди, – которые не видят в нас меры, отсчитываемой вверх. Их умственный взор направлен только вниз. Похоже, что они – искалеченные человеческие особи. Ч. Дарвин заявлял, что человек произошёл от обезьяны. Можно было бы согласиться с ним и называть предшественника человека обезьяной. Но порок его учения о происхождении биологических видов и homo sapiens состоит в том, что весь процесс, сформировавший человека, он сводил к тому, что идёт по эволюционной линии его животной природы, что находится как бы снизу человека. По Дарвину, рост и воспроизведение, наследственность, изменчивость, прогрессия размножения, борьба за жизнь и, как следствие борьбы, естественный отбор – вот те факторы, которые двигали вверх по эволюционной лестнице животный мир и привели к его вершине – homo sapiens [4; 666].
  Дарвинизм, с его концепцией борьбы, приспособления к среде, отбора наиболее приспособленных к выживанию особей, никогда не смог ответить на простейший вопрос: почему мозг человека создан с огромным запасом качества, которое проявляется в виде таких его высокоразвитых умственных способностей, как способности к математическому или музыкальному творчеству? Но многие люди обладают ещё и профетическим даром. И ещё вопрос: откуда берётся нравственный героизм? Русский анархист П.А. Кропоткин пытался подправить Дарвина, дополнив его учение о борьбе идеей внутривидовой и межвидовой взаимопомощи [5]. Из наличия фактора взаимопомощи в животном мире он пытался доказать необходимость установления нравственных законов в жизни людей. Такова, если кратко говорить, суть его этики. Но Кропоткин, с его анархистским уклоном в области социологии, так и не смог понять, что и над отдельными видами животного царства царит божий дар, снисходящий сверху. Дар птичьего пения нельзя объяснить исходя только из физиологических потребностей, связанных с условными и безусловными рефлексами птицы. Соловьи поют не только для себя. Они ещё внимают откликам своего пения в голосах других птиц и не только птиц, но и человека.
    Разведчик должен быть на высоте понимания сверхприродного в человеке (с оценкой соответствующей меры). Но он обязан понимать и то обстоятельство, что в социуме находится множество людей, которые не обладают таким даром, а сосредотачивают свои помыслы на потребностях, обусловленных нижней стороной бытия человека.

3. Опасность криминального и аморального груза

    Выполняя задания государственной службы безопасности, разведчику приходится действовать в реальной общественной среде. А это означает, что он вынужден устанавливать какие-то взаимоотношения не только с обычными нормальными людьми, но и с теми, кто «находится снизу», т.е. с ворами в законе, валютными проститутками, алкоголиками, половыми извращенцами и т.д. Поэтому всегда существует опасность, выражаемая словами: с кем поведёшься, от того и наберёшься. Среди всего этого человеческого отребья наибольшую опасность как для службы государственной безопасности, так и для государства в целом представляют так называемые сексуальные меньшинства (гомосексуалисты и пр. нечисть). Почему? Исторический опыт позволяет получить адекватный ответ на этот вопрос.
Когда в V в. до н.э. в Древней Греции стала распространяться зараза гомосексуализма, она не только не встретила сопротивления, а в IV в. даже получила философское оправдание и даже одобрение. В диалоге Платона (427-347 гг. до н.э.) «Пир» автор устами Федра высказывает мысль, что самая грозная в мире армия может быть образована из пар гомосексуалистов. Такой совет и прогноз нашёл временное оправдание. Фиванский полководец Эпаминонд (ок. 418-362 гг. до н.э.) создал из пар мужчин-любовников отряд «Священный Лох» и в битве при Левктрах одержал победу над спартанцами. На современников тогда эта выигранная битва, после которой Спарта пала, произвела сильное впечатление.
    Дело в том, что славянское племя спартанцев отличалось особым мужеством и стойкостью. (Достаточно напомнить о героическом сражении (битва при Фермопилах) спартанского царя Леонида, который со своим отрядом в несколько сот человек смог сдержать наступление многотысячной персидской армии). Но победа Эпаминонда оказалась пирровой. Вскоре после неё зараза половых извращений подточила устои древнегреческого государства. Греция пала под римскими мечами, хотя при Александре Македонском, сыне македонского царя Филиппа (опять же славянский корень!) в греческом государстве имело место временное оздоровление.
Впоследствии христианство сотни лет изживало и вытравляло пороки греческой и римской «чувственности», изживало их даже с некоторыми перехлёстами, когда тело человека со стороны многих адептов христианской религии объявлялось само по себе греховным.
    Могут спросить: какое отношение имеет эта давняя история к делам текущим? Многое из прошлого повторяется. В годы второй мировой войны на британскую разведку работал англоязычный математик Алан Тьюринг. Он прославился тем, что смог составить механически реализуемые вычислительные алгоритмы, позволившие англичанам расшифровывать коды военного противника – немецкие шифрограммы. Вокруг его имени распространялись мифы и легенды, особенно касательно вопроса «может ли машина мыслить?» Вместе с тем «по секрету» передавалось по кругам западной элиты сведение о том, что он был гомосексуалистом (этот порок стал в конечном счёте причиной его самоубийства [6; 156]). Так в сознание публики внедрялась мысль, что половые извращенцы – люди гениальные. А это стимулировало борьбу за права «сексуальных меньшинств».
    Одной из причин развала СССР послужил как раз криминальный и аморальный груз, который оказался наложенным на службу государственной безопасности – КГБ. Среди завербованных сексотов оказалось немалое число половых извращенцев (их подлавливали на этих пороках). Такие сексоты, чтобы скрыть свою тайную работу, выдавали себя за крутых диссидентов. И вносили разложение в советское общество. В конце концов они стали диктовать свою волю в организациях КГБ и парализовали работу честных сотрудников.

4. О соблюдении оптимального баланса между политической властью и спецслужбами

    Очень важный вопрос. Опасность для государства, исходящая от наличия в нём слабой политической власти, может быть временно устранена при наличии сильной службы безопасности. Однако исторический опыт показывает, что ничего хорошего не получалось, когда спецслужбы возлагали на себя бремя политической власти, короче говоря, захватывали бразды правления в стране в свои руки. Специфика работы в органах госбезопасности ориентирует служащих в одном направлении; они редко когда могут освоиться со всем комплексом государственных функций, особенно в области экономических отношений.
    К числу политических деятелей, хорошо понимающих, сколь важно соблюдение баланса между политической властью и властью, которой наделяется служба госбезопасности, принадлежит И.В. Сталин. Регулярная смена руководства органов ОГПУ, НКВД, НКГБ, МГБ, чистка их кадрового состава сочеталась у него с укреплением этих органов, улучшением их работы. Опыт свидетельствует о прекрасном методе работы службы госбезопасности в годы Великой отечественной войны. Чего стоила только организация «Смерш», парализовавшая деятельность немецкой разведки. К сожалению, Сталин не смог своевременно обезвредить Берию. Не успел, по причине безвременной кончины, оставить после себя достойных наследников по линии политической власти.
    С другой стороны, в дореволюционной России служба госбезопасности была поставлена из рук вон плохо. Дело не в том, что она не смогла сделать ничего полезного для страны после того, как власть перешла в руки Временного правительства. Она не смогла предотвратить февральский антигосударственный переворот, который готовился на протяжении ряда предреволюционных лет.

5. Техническое оснащение разведки и контрразведки

   Здесь мы не будем говорить о техническом оснащении в смысле hardware. Как нет боеспособной армии без оснастки современным оружием, так и не может быть успешно функционирующей службы безопасности без арсенала специальных электронных средств связи, оповещения и т.п. Речь о другом – о техническом оснащении в смысле software. Ключевыми терминами в этой области служат такие слова, как «пароль», «шифрограмма» и т.п. Широко используются классические методы криптографии, которые представлены, например, в книге [7]. Но стоит обратить внимание на то, что в последние годы в практику иностранных спецслужб внедряются методы квантовой криптографии [8; 33-73]. Квантовая криптография стала частью новой научной дисциплины «Физики квантовой информации», которая изучает такие экзотические явления и устройства, как квантовая телепортация и квантовые компьютеры. Практические приложения квантовой криптографии уже осуществляются, и достаточно успешно, в западных странах.  Практическое применение находят и квантовые алгоритмы вычислений. (Надо сделать оговорку, что применение последних носит пока что опосредованный характер. Но в недалёком будущем квантовые вычисления на квантовых компьютерах станут обычным делом).
    Однако какими бы средствами software ни располагали органы разведки и контрразведки, они будут малоэффективными, если служба госбезопасности не будет располагать аналитическим центром с высококвалифицированными сотрудниками. Экономить на зарплате таких специалистов не следует, потому что убытки при отсутствии должным образом налаженной работы аналитического(их) центра(ов) многократно превзойдут расходы по оплате персонала.

6. Отношение к оккультным организациям и вообще к оккультному как к специфичному социальному явлению

    В последние годы вышло немало публикаций, раскрывающих данную сторону в работе органов госбезопасности. Стоит обратить внимание хотя бы на следующие книги:
1) Антон Первушин. Оккультные войны: НКВД и СС. М.: «Яуза», ЭКСМО, 2003;
2) Мистические общества и ордена в Советской России. Орден российских тамплиеров, тт. 1,2: документы 1922-1930 гг. и 1930-1940 гг. М.: Минувшее, 2003;
3) В.В. Налимов. Канатоходец. М.: Прогресс, 1994;
4) Ральф Эпперсон. Невидимая рука (Введение во взгляд на Историю как на Заговор). СПб.: Образование-Культура, 1996.
5) Джон Колеман. Комитет-300. М.: Витязь, 2000.
Обращаем внимание на них, в первую очередь потому, что они строго документированы, в них содержатся архивные материалы.
    Если судить по этим и ряду других документов, то можно сделать вполне определённые выводы относительно взаимоотношения органов госбезопасности СССР и России с рядом оккультных организаций. Эти взаимоотношения прошли три стадии: сотрудничество – противостояние (противоборство) – стадия неопределённости (попытки установить новое сотрудничество). Можно с уверенностью сказать, что противоборство способствовало укреплению государственных устоев.
    В первые годы советской власти некоторые масонские ложи и другие оккультные организации «коммунистической» направленности занимали видное место в системе госбезопасности и в политических органах государства, так как они участвовали в свержении режима царской власти в России. При ВЧК (затем ГПУ, ОГПУ) в 1921 году был организован 8-й спецотдел, который должен был укрепить власть, используя оккультно-мистические методы воздействия на социальную действительность. Хроника существования этого отдела, с учётом того, что менялись его названия и содержание работы, выглядит так:
с 5 мая 1921г. по 6 февраля 1922г. – 8-й отдел при ВЧК;
с 6 февраля 1922г. по 2 ноября 1923г. – спецотдел при ГПУ;
со 2 ноября 1923г. по 10 июля 1934г. – спецотдел при ОГПУ;
с 10 июля 1934г. по 25 декабря 1936г. – спецотдел при ГУГБ НКВД СССР;
с 25 декабря 1936г. по 9 июня 1938г. – 9-й отдел при ГУГБ НКВД СССР [9; 422].
    В литературе чаще всего фигурируют фамилии двух человек, вокруг которых завязывался узел сотрудничества ВЧК с оккультистами. Это – А.В. Барченко и Г.И. Бокий. Когда в 1921 году был создан упомянутый выше 8-й отдел, Барченко выполнял в нём роль эксперта по психологии. А возглавлял отдел Бокий. Бокий с 1909 года был членом масонской ложи мартинистов. До 1925 года 8-й отдел курировал Ф.Э. Дзержинский. Бокия расстреляли в 1937 году, Барченко – в 1938 году. Известно также, что Бокий был соратником Ленина, что во многом объясняет сотрудничество ВЧК с этими представителями оккультных организаций. Что ещё о них можно сказать при предельно сжатом изложении? Стоит отметить, что они с членами других тайных обществ (тамплиеров, например) ставили задачу не только влиять на дела в Коминтерне, но и создать параллельный ему оккультно-мистический интернационал [9; 429].
    Барченко занимался экспериментами по созданию психотронного оружия. Результаты своих исследований он подытожил в книге «Введение в методику экспериментального воздействия единого объёмного поля». К этим исследованиям подключались поиски магических сил в Шамбале. Так в книге В.В.Веденеевой «Великие тайны России» можно прочитать, что Бокий, наряду с разработкой многих других оккультных вопросов, занимался поисками этой загадочной страны, пытаясь приспособить свои открытия для нужд политического сыска и советской зарубежной разведки. «С его лёгкой руки в недрах госбезопасности были созданы специализированные супер-секретные лаборатории и институты» [14; 532]. В таком стиле – стиле мифа и легенды – и должно, видимо, звучать заявление о «секретных лабораториях и институтах» под рубрикой «Великие тайны России». Но далее идёт хотя и тенденциозное (в отношении личности Сталина), но правдивое высказывание о Бокии и Сталине: «Однако вряд ли Сталин мог довериться Глебу Бокию, который держался слишком независимо и, вполне возможно, уже тогда был занесён вождём в «чёрный список» людей, рано или поздно подлежавших уничтожению» [14; 532].
    Сталин, как известно, гомосексуалистов не любил и называл их «мерзавцами». Поэтому не может быть и речи о том, чтобы он кому-то из них доверился. Оккультистам же Сталин не доверял по одной простой причине. Все они были космополитами и в силу данного обстоятельства не могли не быть настроенными против национальной политики в государстве. Это, в частности, вынужден был признать В.В. Налимов, пострадавший из-за своего участия в обществе мистических анархистов. Он указывает, что мистический анархизм, со всеми прочими оккультно-мистическими организациями типа Ордена тамплиеров, вырос на почве гностицизма. Гностицизм же ещё в давние времена обрёл космополитический характер [11; 319]. Сталин понимал, что в случае войны космополит скорее всего окажется на стороне противника, ибо у него нет Родины, нет оснований для защиты национальных святынь народа, среди которого он живёт. Для него вообще не существует национальных ценностей. И это всегда надо иметь в виду.
После процессов 1937-1938 годов ряды оккультно-мистических организаций в России заметно поредели. Но это вовсе не означает, что они были полностью уничтожены. После развала Советского Союза они пошли в рост в стране как грибы после дождя. Маги и чернокнижники получили прописку даже в самых высших эшелонах власти. А. Первушин пишет об этом следующее:
    «Новая власть (имеется в виду власть, установившаяся в 1991 году. – И.А.) укрепилась, а следовательно, сохранилось и желание привлекать к управлению страной «нетрадиционные методы».
   Одним из тех, кто курировал паранормальные проекты в «ельцинской» России, был генерал-майор Георгий Георгиевич Рогозин из Службы охраны президента, подчинённой Александру Коржакову.
    Биография современного мага при власти весьма знаменательна и заслуживает отдельной книги. Он сделал головокружительную карьеру, поднявшись от рядового контрразведчика до заместителя главы Службы охраны президента» [9; 560-561]. О делах генерала Рогозина писала газета «Московские новости» и газета «Московский комсомолец» (от 24 октября 1998 года). Были ли эти генеральские дела направлены на пользу или у ущерб государству, должны установить специалисты из нынешней Службы госбезопасности. Но нельзя не согласиться со следующим высказыванием Первушина: «Адептов оккультных наук легко пустить во власть, но очень трудно от неё отстранить» [9; 563]. При решении таких вопросов, видимо, будет востребован опыт Сталина.

7. Иноконфессиональная и иноэтническая опасность

    С ней не могут не считаться органы разведки и контрразведки. На неё указывал в своё время наш известный писатель и замечательный разведчик (что мало кому известно) Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872-1930). «Арсеньев был одним из лучших специалистов по Дальнему Востоку. Знал больше, видел дальше, мыслил острее, чем многие из его современников». Так писала недавно о нём газета «Новые известия», добавляя, с сожалением, что публицистика теперь его забыта и доступна только специалистам. А его выводы и наблюдения не потеряли своей политической актуальности [15].
    Касаясь проблемы, связанной с заселением китайцами наших дальневосточных территорий, Арсеньев указывал: «…Рассчитывать на обрусение китайцев не приходится. Скажу более – это было бы наивно!.. Я видел крещёных китайцев, но не обрусевших. Ни в строе жизни, ни в обычаях, ни в одежде, ни в привычках христианин-китаец не изменяется» (Из работы «Китайцы в Уссурийском крае», 1914).
    Станут ли китайцы подданными не Поднебесной империи, а России, если они плотно заселят дальневосточный край? Нет! – отвечал Арсеньев и утверждал: «…При более близких отношениях наших с жителями Манчжурии и Кореи опасность переполнения наших пределов китайцами и корейцами будет всё более и более возрастать. Главные средства борьбы против этого заключаются в возможно более густом заселении граничащих с Китаем и Кореей земельных пространств колонистами из европейской части…» (Из секретного доклада для Далькрайисполкома и Далькрайкома ВКП(б) и наркомата иностранных дел СССР, 1929г. – «Условия нашего будущего»).
    Опасность, о которой предупреждал Арсеньев ещё в 1914 и 1929 годах, многократно возросла в наши дни. Однако если судить об этой проблеме по некоторым объективным сообщениям СМИ (например, по «Моменту истины» ТВЦ), особых мер по её предотвращению не принимается. Видимо, докладные записки на сей счёт, которые наверняка направляются из аналитических центров ФСБ политическому руководству страны, не доходят до нужного адресата. Однако следует вспомнить о том, как поступают некоторые демократические страны с иноконфессиональными и иноэтническими общинами на своей территории, когда государство вынуждено принимать меры по своей защите. В годы второй мировой войны руководство США принимало меры по изоляции японской общины на территории страны после того, как Япония напала на Пирл-Харбор.

8. Об одном серьёзном просчёте политиков и аналитиков из службы госбезопасности СССР

    В 1979 году в руководстве СССР было принято решение о вводе в Афганистан ограниченного контингента советских войск. Через 10 лет пришлось их выводить, не добившись никаких положительных результатов и потеряв убитыми более 13 тыс. человек из личного состава армии. Мы не собираемся вступать в дискуссию о том, насколько целесообразной была такая военно-политическая акция. А вот вопрос о её идеологическом обосновании стоит обсудить. Как ввод войск, так и их вывод преподносился под рубрикой выполнения интернационального долга. При этом оставалось неясно, что представляет собой тот субъект, перед которым оказалась в долгу наша армия и наши спецслужбы. Подразумевалось что-то такое, что существует между (inter) нациями, одним словом, какая-то мифическая инстанция. Удивительно, что не была замечена своевременно такая идеологическая, и не только идеологическая, но и юридическая несуразность.
Существует ООН – Организация объединённых наций. Существует международное право, по законам которого она действует. Но каким фокусником надо было бы быть, чтобы согласовать это право с каким-то искусственно надуманным интерправом? Было бы понятно всем честным людям мира, если бы наша военная акция в Афганистане была направлена, допустим, на защиту его национального суверенитета или на защиту афганского государства от внешней агрессии. А что мог понять рядовой житель Афганистана из того объяснения, в котором звучали слова: «Мы тут выполняем наш интернациональный долг». Окончание выполнения «интернационального долга» совпало по календарным срокам с разрушением Советского Союза вместе с ликвидацией его прежних органов госбезопасности. Непростительная ошибка не только Политбюро КПСС, но и аналитических центров, принадлежавших тогда Комитету государственной безопасности. По-видимому, не стоит пренебрегать вопросами разумного словесного оформления как дипломатических акций, исходящих от данного государства, так и акций военно-политического характера.
    Древнекитайский мыслитель Конфуций сказал: «Мудрый правитель первым делом должен называть вещи правильными именами. Ведь если вещи будут именоваться неправильно, слова потеряют силу, и ни одно дело нельзя будет довести до конца. А если мы не сможем исполнять свой долг, ритуалы и музыка придут в расстройство. Если же погибнут ритуалы и музыка, преступления не повлекут за собой наказаний. А если уж окажется невозможным применять законы, простолюдины будут ввергнуты в смятение». За смятением последует распад государства [19; 252].
    Ритуальный танец с интернационализмом привёл к расстройству. Государство СССР распалось. Теперь не грех вспомнить мудрого Конфуция.

9. О сверхнациональной солидарности работников невидимого фронта

    К счастью такая солидарность в прошлые годы существовала. И базировалась она на понимании ответственности разведчиков и контрразведчиков разных стран за судьбу мира на планете Земля, за сохранение на ней жизни, за судьбу земной биосферы, которая могла претерпеть необратимые катастрофические изменения в случае термоядерной войны. Многие из них, многие из тех, кто был допущен к секретам производства ядерного и термоядерного оружия, понимали, что монополия на его обладание чревата соблазном его применения против тех стран, которые им не обладают. Клаус Фукс, Ким Филби, Роберт Оппенгеймер сделали многое для того, чтобы покончить с монополизмом на ядерное оружие. Они снабжали необходимой – и очень нужной в этом вопросе – информацией Советский Союз. Их имена и имена многих других подвижников секретных битв навсегда останутся в памяти благодарных потомков.

10. Момент истины. Заключение

    «Момент истины» – так называется документальный роман Владимира Богомолова о подвиге советских контрразведчиков во время Великой Отечественной войны. Подвиг относится к августу 1944 года [16]. «Момент истины» – профессиональный термин. Им обозначается момент получения от захваченного агента сведений, способствующих поимке всей разыскиваемой группы противника и полной реализации дела [16; 180]. Таково его понимание в узком смысле. Но в романе раскрывается ещё и широкий смысл данной терминологии применительно ко всему стилю службы контрразведки в те, теперь уже далёкие, военные годы. Кульминационным пунктом служит сцена разговора Сталина с начальником Главного управления контрразведки. Сцену эту стоит здесь воспроизвести, чтобы она лишний раз предстала перед умственным взором заинтересованного читателя. Место действия – кабинет Сталина. На приёме у него начальник Главного управления.
    «Что же получается? – [спрашивал Сталин, возвращаясь к тому месту, где сидел генерал]. Все участвуют и помогают, все вроде бы действуют, а опаснейшие шпионы целый месяц спокойно разгуливают в тылах фронта!.. Безответственность! – внезапно раздражаясь, воскликнул он, ? мы этого не потерпим!
Оправдываться не следовало, однако начальник контрразведки не удержался:
  - Товарищ Сталин, поверьте, делается всё возможное.
 - Не уверен! – Остановясь, Верховный быстро обернулся, не поднимая, однако, взгляда от ковровой дорожки. – И потом, что значит – делается?.. Нас не интересует процесс розыска сам по себе, нам необходим результат!.. Замечу также: мы вас не ограничиваем, делайте и невозможное!..» [16; 224].
    Сделать невозможное… Звучит, на первый взгляд, абсурдно. Но тут надо учитывать, по каким критериям мы судим о возможном и невозможном. Для людей, которые судят о человеческом индивиде по мере его природной сущности – критерий один; для тех же, кто способен увидеть в себе и в других сверхприродное и оценить его меру сверху, ? критерий другой. В годы Великой Отечественной войны немцы не смогли распознать и правильно оценить меру сверхприродного качества русского воина, русского разведчика и контрразведчика. Русский разведчик Николай Иванович Кузнецов (впервые о нём узнали по фильму «Подвиг разведчика») обладал типично арийской внешностью, присущей и многим немцам, гордящимся званием арийца. Но ни один немец не мог сравниться с ним по волевым качествам, уму и духовной мощи. А ведь такие наши соотечественники, как Кузнецов, и заложили основы победы над, казалось бы, непобедимым врагом.
    Было бы непростительной ошибкой, если бы мы, в процессе демократизации общественной жизни в стране, окончательно утратили духовно-психологическую установку на высшую меру человека. Во второй половине 70-х годов прошлого столетия, когда опасность потери такой установки явно чувствовалась, чешский мыслитель И. Зелены написал статью «Разум и нравственность». В ней он процитировал чешского философа Яна Паточку (Jan Patoсka, работа 1948 года), который указывал на наличие двух противоположных взглядов на сущность человеческой личности и утверждал, что один из них, по крайней мере, сомнителен. Стоит вдуматься в содержание данной цитаты: «Почти все значительные мыслители у нас признают, что основным предметом философского рассуждения является человек и человеческая жизнь, и в этом смысле являются гуманистами; но расходятся по двум основным лагерям: те, которые человеческой жизни дают основу и смысл метафизический и которые в связи с этим признают религиозную составную часть человечности, видят в ней что-нибудь положительное, необходимое для человеческой жизни; и те, которые стоят на точке зрения неметафизической, радикально нерелигиозной, каким бы ни был мир их мыслей: пусть речь идёт о позитивистах, провозглашателях нерелигиозной нравственности, или о марксистских социалистах» [17; 65].
И. Зелены отнёс себя к первому лагерю. И каждому однажды придётся делать такой выбор.

Список использованной литературы:

1. О.Н. Трубачёв. В поисках единства. М.: Наука, 1992.
2. Курт Хюбнер. Нация. От забвения к возрождению. М.: Канон, ОИ «Реабилитация», 2001.
3. Роальд Е. Кристиансен. Экотеология. Архангельск, 2002.
4. Чарльз Дарвин. Сочинения, т.I, М.-Л., 1935.
5. П.А. Кропоткин. Взаимная помощь как фактор эволюции. СПб., 1906.
6. Саймон Сингх. Великая теорема Ферма. М.: МЦНМО, 2000.
7. А.П. Алфёров et al. Основы криптографии. М.: Гелиос АРВ, 2001.
8. Квантовая криптография // Физика квантовой информации. М.: Постмаркет, 2002.
9. Антон Первушин. Оккультные войны: НКВД и СС. М.: «Яуза», ЭКСМО, 2003.
10. Мистические общества и ордена в Советской России. (Орден российских тамплиеров). т.I: Документы 1922-1930 гг., т.II: Документы 1930-1944гг. М.: Минувшее, 2003.
11. В.В. Налимов. Канатоходец. М.: Прогресс, 1994.
12. Ральф Эпперсон. Невидимая рука (Введение во взгляд на Историю как на Заговор). СПб.: Образование – Культура, 1996.
13. Джон Колеман. Комитет 300. (Тайны мирового правительства). М.: Витязь, 2000.
14. В.В. Веденеева. Великие тайны России. М.: Мартин, 2003.
15. Как укрепить государство в Приморье? Советы Арсеньева отечественному руководству // «Новые известия» от 26 сентября 2002 года.
16. Владимир Богомолов. Момент истины (в августе сорок четвёртого…».)/ М.: Воениздат, 1988.
17. Информационный бюллетень проблемной комиссии представителей Академии наук социалистических стран: Вопросы идеологической борьбы в связи с существованием двух мировых систем, №4, Прага, 1978.
18. Владимир Малявин. Конфуций. М.: Молодая гвардия, 1992.
19. Тьерри Мейсон. 11 сентября 2001 года: чудовищная провокация. М.: Московский филиал издательства КАРНО, 2002.
20. Павел Судоплатов. Спецоперации. Лубянка и Кремль (1930-1950 годы). М.: Олма-Пресс, 1997.
21. Андрей Судоплатов. Тайная жизнь генерала Судоплатова, книги 1-я и 2-я. М.: Современник, Олма-Пресс, 1998.
22. Аллен Даллес. ЦРУ против КГБ. М.: Центрополиграф, 2000.
23. Александр Феклисов. Признания разведчика. М.: Олма-Пресс, 1999.
24. Маркус Вальф. Игра на чужом поле. Тридцать лет во главе разведки. М.: Международные отношения, 1996.
25. Юлиус Мадер. Абвер: щит и меч третьего рейха. Ростов-на-Дону, 1999.