Поиск по сайту
Подписка на рассылку

Песнь о рабочей артели (Весть о социализме из глубины веков)

     

16.12.2017

Песнь о рабочей артели (Весть о социализме из глубины веков)

                                                                                                     Антипенко Л. Г.
                                                                       Песнь о рабочей артели
                                                                  (Весть о социализме из глубины веков)

     От далёких предков наших дошла до нас эта песня, известная чаще по первой строке припева:  
                                      Эх, дубинушка, ухнем!
                                      Эх, зелёная сама пойдёт!
                                      Подёрнем, подёрнем,
                                      Да ухнем!
В тексте её отражена горькая участь дореволюционного российского труженика, но, помимо жалобы рабочего люда на свою нелёгкую судьбину, звучит в ней и нечто большее, а именно: перекличка с той исторической эпохой, когда кооперативный, согласованный труд рабочей артели способен был порождать силу, возвышающуюся над земным притяжением. Вот об этой магической силе, присущей русскому народу, мы здесь и расскажем. Расскажем коротко о том, в чём её суть, в какие времена она была действенной, когда оказалась утраченной и чего ждать  дальше. Но сначала  процитируем два песенных куплета, которые желательно читать, удерживая в памяти голос Фёдора Ивановича Шаляпина, непревзойдённого её исполнителя:

                         Много песен слыхал я в родной стороне;
                         В них про радость, про горе мне пели,
                         Но из песен одна в память врезалась мне --
                         Это песня рабочей артели.
                          Припев.
                        И от дедов к отцам, от отцов к сыновьям
                        Эта песня идёт по наследству,
                        И как только работать нам станет невмочь,
                        Мы  к дубине, как к верному средству.
В 1910 г. Ф. И. Шаляпин прибавил к песне мажорный куплет, сочинённый В. И. Богдановым:
                          Так иди же вперёд ты, великий народ,
                          Позабудь своё горе-кручину
                          И в свободе святой гимном радостным пой
                          Дорогую родную дубину.
      При восприятии этих песенных строк напрашивается вопрос: как долго еще будет длиться наше состояние «невмочь» и когда, наконец-то, «Эх, дубинушка, ухнем!» превратится в тот самый радостный гимн?
      Человек, отправляющийся из дому в дорогу и желающий вернуться назад, должен, продвигаясь вперёд, время от времени обращать свой взор назад, иначе он рискует потерять и свой дом, и самого себя. Народ, ринувшийся, по зову лукавых поводырей, куда-то вперёд, без оглядки на пройденный им путь, забудет о себе как о суверенной национальной единице, распадётся на безучастные фрагменты, исчезнет с лица Земли.  Под этим углом зрения, быть может, настала пора и нам, тем, кто живёт в нынешних условиях и ещё  признаёт свою причастность к русскому народу, проследить свой исторический путь, посмотреть незамутнённым взглядом, без зарубежных подсказчиков, на своих пращуров, на их дела, успешные и не очень.  
      Чтобы выполнить такую задачу, надо в принципе обратиться к трём источникам информации: к письменным историческим документам, к археологическим фактам и, наконец, к исторической памяти собственного народа. Когда нам навязывали чужую историю, датируемую от сотворения Адама и Евы, они, носители чужой истории и идеологии, всё же не смогли вытравить из памяти народной приверженность русского народа к собственному пути исторического развития. Об этом мы можем судить по дошедшему до нас письменному памятнику, известному под названием Слово о полку Игореве. В нём --  представление отечественной истории в свернутом виде. Ведь по тому, как  автор Слова обращается к Бояну, привычно рокотавшему славу русским князьям, мы  узнаём о двух периодах (обаполы) исторического времени: с одной стороны, о периоде становления  власти русских князей с последующими княжескими междуусобицами, с другой -- о Троянском исходе. Дословно:
                        О Бояне соловiю старого времени!
                        абы ты сiа полкы (Игореви.-- Л. А.)  ущекоталъ,
                        скача славiю по мыслену древу, летая умом под облакы,
                        свiвая славы обаполы сего времени, рища в тропу Трояню
                        чресъ поля на горы.
      Образ тропы Троянской возник у наших предков в связи с минувшей Троянской войной, события которой описаны в Илиаде Гомера. «Были сечи Трояни» -- так сказано о них в Слове. Но в большей мере наше внимание привлекает здесь та цепь событий, что соотносится с деяниями князя полоцкого Всеслава вещего. Вот он утром «возни с три кусы» отворил врата Новгорода, расшиб славу Ярослава, затем доскакал волком до Немиги. И, кроме того,  за одну ночь мог добраться от центральных городов Русской земли до Тмуторокани на Азове. Много было высказано всяких суждений со стороны историков и лингвистов относительно того, как понимать фразу в  тексте Слова «возни с три кусы». Но ни одно из них не стало общепринятым. Правильно замечено, что в этом выражении использована форма творительного падежа в инструментальном значении. А надо бы догадаться, что  здесь представлен как раз эффект артельной дубинушки:  тремя дубовыми стволами наносились удары по воротам.  (Кстати говоря, слово кус читается в обратном порядке как сук (простая анаграмма)).  
      Всеслав вещий, родившийся, согласно Повести временных лет, с язвенем, предстаёт в Слове как ярко выраженный потомок того рода  людей, которых древние греки называли пеласгами,  лелеками (аистами). (На Украине и по сей день аиста зовут лелекой). К пеласгам древние греки относили целый ряд родственных племён, населявших Средиземноморье, выделяя среди них жителей Трои, (в)енетов, пафлагонов (поблагонов), фригийцев (брегийцев, брегов), фракийцев, позднее -- ретов и этрусков. Древнегреческий историк Геродот (ок. 484 -- 425 до н.э.) свидетельствует о них как о предшественниках эллинов, заимствовавших  элементы высоко развитой культуру либо непосредственно от самих пеласгов, либо от египтян, которые, в свою очередь, ссылались на фригийцев, признавая их более древним народом, чем они сами (Геродот II, 2). В контексте нашего исследования представляет наибольший интерес то сообщение Геродота о пеласгах, в котором говорится, что это они «некогда возвели стену вокруг акрополя» (Геродот VI, 137). В масштабах Древней Греции эта стена, составленная из огромных каменных плит, представала в глазах  эллинов образцом непостижимой мощи пеласгов-строителей. Позже стало известно, что в восточной части Средиземноморья находится Баальбек, сооружение древних зодчих не менее внушительное, нежели три египетские пирамиды (Хеопса, Хефрена и Микерина), расположенные на плато Гиза.
       Баальбек,  наиболее впечатляющий артефакт, на примере которого можно судить о том, чего вообще можно достичь в  строительстве при использовании кооперативных  эффектов.  Реликт находится в Ливане в восьмидесяти километрах к  северо-востоку от Бейрута на высоте 1130 метров. Несмотря на то, что местность вокруг него была заселена с незапамятных времён, древние греки, видимо, имели о ней очень отдалённое представление. Тогдашняя Финикия представляла для них другую цивилизацию. Положение изменилось лишь после того, как Александр Македонский завоевал эту страну  в 332 году до н.э. После смерти Александра Финикия отошла к Птолемею. Последний, по некоторым данным,  переименовал Баальбек в Гелиополь. А в нём сохранилось былое величие храмового ансамбля, состоящего из пропилеев, богато украшенных резьбой дворов (в одном из них открыты остатки большого здания алтаря), Большого храма (т.н. Храма Юпитера), хорошо сохранившегося Малого храма (т.н. Храма Вакха или Меркурия) и круглого храма (Храма Венеры).
       Но главное -- основание комплекса: невероятно огромное сооружение, которое строилось, наверняка, до того, как в Ливан пришли первые известные, по данным современной исторической науки, народы. Состоит оно из монолитных каменных глыб, уложенных в 9 рядов. Эта платформа прикрывает сверху обширное, сложенное из камня подземелье. Поражают размеры каждого из монолитов, составляющие величину 11 на 4,6 на 3 м. Каждая глыба весит около  300 тонн. Возле юго-западной стены комплекса лежит шесть стотонных глыб, накрытых гигантскими мегалитическими блоками весом порядка 800 тонн. И, наконец, недалеко от руин Баальбека расположена каменная заготовка «Южный камень». Её вес превышает тысячу тонн при размерах 21 на 4 на 4 м.
       Археологи затрудняются сказать что-либо определённое об авторах этих грандиозных сооружений и о технологических приёмах, которые использовались при их возведении. Они лишь констатируют тот факт, что в плане чисто техническом не осталось никаких следов относительно того, как передвигались и возносились кверху столь массивные каменные глыбы. Подсчитано, что для передвижения с места на место тысячетонного каменного монолита потребовались бы усилия сорока тысяч рабов. Но столь многочисленная толпа людей просто не смогла бы к нему подступиться.  Значит, строителей было не так много, только навыки у них были не из тех, что показаны на известной  хрестоматийной картинке «перенос тяжестей на дальние расстояния в древнем Египте». Не приходится сомневаться, что древнеегипетская цивилизация возникла на руинах другой, допотопной,  цивилизации, оставившей за собой такие реликты, как этот самый Баальбек и упомянутые выше  пирамиды.
      Древнегреческий историк и мифограф, автор «Исторической библиотеки», Диодор Сицилийский (ок. 90 --30 до н.э.) свидетельствует, что когда у эллинов произошёл потоп, большинство людей погибло от проливных дождей, и все письменные источники оказались утеряны. Поэтому египтяне, воспользовавшись благоприятным случаем, присвоили себе достижения в области астрологии, а поскольку эллины не могли возразить им из-за утраты письменности, утвердилось мнение, что именно [египтяне] первыми разработали науку о звёздах. «Равным образом и афиняне, основавшие в Египте город Саис, по причинам потопа пребывали в таком же неведении» (V, 57). А вот Страбон (64/63 до н.э -- 23/24 н.э.) в своей «Географии» сообщает, что «пеласги были древнейшими из всех племён, которые властвовали в Греции» (География VII, 7, 10). Стало быть, письменность свою во время всемирного потопа потеряли не эллины (у них тогда её не было), а пеласги. Оставшиеся же после стихийного бедствия представители пеласгов уже не могли возводить такие сооружения, как храм в Баальбеке или величественные пирамиды, но у них ещё хватало сил на то, чтобы взяться за дело при сооружении фундамента и стен афинского акрополя.
Так кем же, в этническом плане,  были пеласги? В поисках ответа на сей вопрос надо учитывать,  что каждый исторический народ одним краем своего исторического бытия смотрит вперёд, в будущее, другим краем -- в прошлое. Перекличка с прошлым вовсе не означает, что он сможет  выверить все звенья своего родословного дерева, начиная с оно.  О пеласгах, как об этносе, находящемся в родстве со славянами и славяно-русами, мы судим по их языку, по их пропавшей, а затем найденной, грамоте. Грамоту, которой владели пеласги, сохранили этруски. Впервые об этом открытии   поведал  итальянский священник (филолог, славист, этрусколог) Себастьяно Чьямпи (Sebastiano Ciampi (1769 -- 1847)), когда ему удалось осмыслить и прочитать ряд этрусских надписей в результате применения для их расшифровки славянского алфавита. Его исследования в данном направлении продолжил русский учёный А. Д. Чертков  (1789 -- 1858). Чертков объединил лингвистические изыскания с исследованием исторических фактов. Так появилась одна из его работ, озаглавленная «О языке пеласговъ, населивших Италию и сравнение его съ древле-славянскимъ» ( М.:Университет. типография, 1855). Он доказал, что пеласги, да -- древнейший народ, населявший в прошлом, по меньшей мере, такие области и страны, как Фракия, Греция,  Италия, Венделикия, Норик, Панония, вплоть до Дуная. Все они -- древние протословене (протославяне). Большой вклад в дело изучения пеласгийской грамоты внесли в девятнадцатом столетии российский также историк Егор Иванович Классен (1795 -- 1862) и польский историк-лингвист Тадеуш Воланский (1785 --1865).
      Что касается непосредственно русского народа, то его происхождение и этноним Русь восходят к Трое, именуемой ещё тар-Руисой. Здесь нет возможности углубляться в этот вопрос, он требует отдельного рассмотрения; отметим только, что  Русь, тар-Руиса  и речь -- однокоренные слова. А пока же достаточно констатировать, что славяно-русы по роду своему -- от пеласгов.  
        Наша основная задача  -- объяснить, что стоит, в научном плане, за художественной метафорой «дубинушки». На основании вышеизложенных соображений мы приходим к выводу, что когда наши предки объединялись в рабочие артели, коллективная ритмика их движений позволяла творить прямо-таки чудеса: массивное тело, будь то тяжёлая я дубовая древесина или каменная глыба, приподнималось кверху и двигалось по воле артельщиков в нужном направлении. Здесь срабатывал эффект колебательного резонанса. К примеру, сила пятерых становится равноценной силе пятидесяти, а то и пятисот рабочих, когда согласованность их размашистых действий (скажем, по сигналу «эй, ухнем!») достигает некоторой критической точки. Современная  физика располагает математическими средствами описания таких резонансных эффектов и их результатов. В частности, известно, что как только вынужденные колебания, поступающие от внешней среды, входят в резонанс с собственными колебаниями той или иной системы, она начинает колебаться с амплитудой, теоретически возрастающей до бесконечности. На практике бесконечность сводится к конечным,  но с избытком большим величинам.  
Исторические данные свидетельствуют о том, что пеласги, уцелевшие после всемирного потопа, будучи ослабленными, разобщёнными, всё же  во многом сохранили ту  способность продуктивной деятельности, что была присуща их допотопным предкам. Затем, по ходу исторического времени, она у них утрачивалась по той причине, что они, с присущим им интернационализмом,  рассеивали свою жизненную энергию среди других народов. Эту черту унаследовал от них и русский народ. В результате  русская цивилизация дошла к настоящему времени до той, самой нижней, фазы существования, которую Лев Гумилёв назвал обскурацией. Обскурация на деле означает, что русский этнос исключён из списка народов, имеющих право на существование. Так установлено при нынешней системе власти в России.
      Есть один научно-философский принцип, который перекликается с метафорическим образом нашей «дубинушки». Называется он принципом онтологической пульсации  (см.: Мартин Хайдеггер.  Немецкий идеализм и философская проблематика современности. СПб.: «Владимир Даль», 2016.-- С. 484). Принцип  гласит,  что если некоторое явление (будь то космическое или социальное) достигает в своём развитии наивысшего уровня на фоне других подобных явлений, то оно, сбывая себя, погружаясь в «ничто»,  снова возвращается к жизни, воспламеняясь «новым огнём» (по выражению Гераклита Эфесского).
Понятие онтологической пульсации вбирает в себя весь опыт жизни, её зарождения и функционирования. В общественном организме онтологическая пульсация соотносится с кооперативными связями между людьми. Высший  уровень их развития отождествляется  с социализмом, или коммунизмом. Научный социализм немыслим вне кооперации.

Количество показов: 228
Автор:  Антипенко Л.Г.

Возврат к списку


Наши публикации
В данном разделе представлены статьи, относящиеся к деятельности Научно-культурного центра Русской цивилизации.