Поиск по сайту
Подписка на рассылку

Духовное значение народно-исторической памяти в годы Великой Отечественной войны

     

Духовное значение народно-исторической памяти в годы Великой Отечественной войны

6. Момент истины «Момент истины» – так называется документальный роман Владимира Богомолова о подвиге советских контрразведчиков в годы войны (см.: Владимир Богомолов. Момент истины (в августе сорок четвёртого). М.: Воениздат,1988). «Момент истины» – профессиональный термин. Им обозначается момент получения от захваченного агента сведений, способствующих поимке всей разыскиваемой группы противника и полной реализации дела. Таково его понимание в узком смысле. Но в романе раскрывается ещё и широкий смысл данной терминологии применительно ко всему стилю службы контрразведки в годы войны и к самой войне в целом. Речь идёт о таком переломном моменте в ходе военной страды, который сравнивают с чем-то таким, что напоминает чудо. Ощущение этого чуда я передам словами одного русского советского офицера, который, судя по всему, принадлежит к когорте фронтового братства (к сожалению, теперь уже совсем малочисленного) (см.: С.А. Порохин. Русский офицерский корпус // Север, № 1-2, 2003).
 Порохин ставит вопрос: что произошло зимой 1941года, когда немцы уже готовили парад своих войск в захваченной, как им казалось, Москве? Чтобы правильно ответить на него, надо иметь представление о сложившейся к тому времени ситуации. А она характеризуется следующими цифрами и фактами. Пятимиллионная по численности личного состава Красная армия к декабрю 1941года потеряла 9/10 всей военной техники и вооружения, хотя к началу войны имела пятикратное превосходство над противником, а качество вооружения не уступало германскому. Четыре миллиона солдат и офицеров (армейский цвет с восьмьюдесятью генералами) оказались к тому моменту в плену у противника за колючей проволокой (см.: И.И. Кузнецов. Сталин и Красная армия (1940 – 1953) (Судьбы генеральские). Улан – Удэ, 1992, с.49). При таких огромных потерях, казалось, не на что уже было и надеяться, так как остатки советской промышленности, тыловая экономика не могли сразу обеспечить необходимый выпуск и доставку вооружения и техники на фронт.
 Как же в таких условиях мог наступить перелом? Порохин говорит: «Точно рыхлая межатомная решётка графита перекристаллизовалась в сверхпрочную решётку алмаза. Именно так войска наши преобразились в своём качестве, перекресталлизовались!». Порохин ещё раз напоминает об исходном положении: десятки дивизий утратили тяжёлое вооружение, бойцы имели преимущественно винтовки системы инженера Мосина да бутылки с зажигательной смесью. От 24 тысяч танков в войсках оставалось не более двух тысяч. Так на что же ещё можно было надеяться? А ведь случилось так, что эти самые войска «вдруг» перестали отступать и тут же сами перешли в наступление. Не чудо ли это? «Та же самая армия, точнее, русская пехота, почти без техники и транспорта (используя, в основном, гужевой), в самую наинеблагоприятнейшую погоду – тридцатиградусный мороз, пошла на вражеские окопы по открытому белоснежному полю и выбила из них обороняющегося противника, превосходящего по силам и средствам <наши силы>. Немецкие войска были отброшены от стен Москвы и откатились на Запад! Наступление осуществилось вопреки законам военного искусства!».
 На вопрос «что же всё-таки произошло?» автор отвечает: сыграло свою роль духовное оружие. Главнокомандующий обратился к последнему (первому по значимости) оружию – духовной силе народа. Ведь Сталин, напоминает автор, сам когда-то учился в духовной семинарии, он вернее и быстрее, чем кто-либо другой из партийных бонз, осознал, какая пища нужна сейчас русскому солдату, ведущему войну не на жизнь, а на смерть. Пища духовная!
 Из уст Сталина на Красной площади 7 ноября 1941 года советские люди услышали призыв, обращённый к их исторической памяти: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!». Такого призыва в речи Сталина, произнесённой 3 июля 1941 года ещё не было, хотя уже и тогда в его обращении прозвучали сокровенные слова «братья и сёстры».
 Я уверен, что пробудившаяся в годы Великой Отечественной войны историческая память русского народа ещё не утрачена им и сыграет свою решающую роль в нынешней нашей борьбе с внешними и внутренними врагами.


7 - 7 из 7
Начало | Пред. | 3 4 5 6 7 | След. | Конец Все

Количество показов: 51980
Автор:  Л.Г. Антипенко

Возврат к списку


Материалы по теме:


Наши публикации
В данном разделе представлены статьи, относящиеся к деятельности Научно-культурного центра Русской цивилизации.